Воспитание

 

 

Что такое воспитание

 

Воспитание – это выработка определенного отношения к тем или иным предметам или событиям, то есть – формирование характера. Кроме всего прочего, воспитание закладывает некую систему постоянно действующих внутренних запретов. И когда собака испытывает голод, жажду, злобу, страх или любопытство, – она действует с учетом этих запретов. Собачья личность, как и всякая другая, формируется в основном двумя путями: прямым обучением и обучением путем подражания. Оба пути одинаково важны.

 

Воспитание – это формирование характера.

 

Прямое обучение основано на поощрении и наказании. Поощряет и наказывает щенка весь окружающий мир. Попробовал поймать пчелу – наказан. Все понятно, ловить пчел не стоит. Напал на кошку, кошка убежала. Это просто здорово, значит надо напасть на кошку и в следующий раз! Однако для волчонка и, соответственно, для щенка, гораздо более важна реакция на его действия со стороны членов его «стаи». Это сплошь и рядом важнее боли от пчелиного укуса или удовольствия от убегающей кошки. Причем весьма эффективно действуют не только поступки окружающих (полез в помойку – получил по шее), но и просто одобрение или неодобрение[1]. Но воспринимаются одобрение и порицание, только когда их выражают старшие – вожак стаи, в роли которого выступает хозяин, другие взрослые члены семьи, включая собак (если они есть), и, на начальном этапе жизни, доминирующий щенок помета. Одобрение или порицание со стороны чужих или младших нужного воспитательного эффекта не дает, его, в общем, не дает даже прямое наказание или поощрение с их стороны. А это значит, что главная задача воспитания собаки – стать в ее глазах вожаком, завоевать авторитет.

 

Главная задача воспитания собаки – стать в ее глазах вожаком

 

В принципе воспитание может ограничиваться системой наказаний и поощрений, то есть сводиться к своего рода дрессировке. Но инструмент это довольно грубый. И природа дополнила его другим, более тонким, но не менее мощным, – склонностью подражать сородичам. У волчонка подражание играет даже большую роль, чем обучение. Наиболее сильна эта склонность в детстве, причем, как и в случае с обучением, звереныш стремится подражать в первую очередь старшим. Подражание отнюдь не ограничивается копированием поведения. В большинстве случаев волчата перенимают не только и даже не столько непосредственные действия, сколько отношение старших к предметам и событиям – страх, радость, любопытство, безразличие.

 

Воспитание щенка

 

Человек, воспитывая щенка, оказывается по сравнению с вожаком волчьей стаи в сложном положении. Во‑первых, правила поведения, которые должен усвоить щенок, гораздо сложнее, чем те, которым должен следовать волчонок. Мир, в котором живет щенок, намного более «двуличен», чем бесхитростный мир волка. Здесь гораздо чаще возникают ситуации, когда чувства, которые испытывает щенок (а часто и его хозяин), например, при встрече с очень противным человеком, не совпадают с поведением, которое от щенка требуется. Кроме того, возможности щенка подражать действиям и чувствам хозяина довольно ограничены хотя бы потому, что человеческие чувства намного сложнее и разнообразнее собачьих. Хотя бытует миф о необыкновенной восприимчивости собак к состоянию человека, но это, к сожалению, всего лишь миф. Некоторые человеческие эмоции собака может улавливать очень тонко, а некоторые – не улавливать вообще. Поведение и чувства человека для собаки во многом непостижимы, как для нас непостижим божий промысел. Когда вошедший гость бросается к вам на шею, собака не может воспринять объятия и хлопанье по плечу как дружественный жест. Даже если она уже знает, что в этом нет ничего страшного, внутренне она всегда будет хоть чуть‑чуть, но напряжена. Собаки выражают дружелюбие другим способом. Вот если бы гость был способен прижимать уши или вилять хвостом… И даже когда щенок более или менее правильно оценил ваше состояние, это отнюдь не всегда упрощает дело.

 

Некоторые человеческие эмоции собака может улавливать очень тонко, а некоторые – не улавливать вообще. Поведение и чувства человека для собаки во многом непостижимы, как для нас непостижим божий промысел.

 

Если бы человек был способен прижимать уши и вилять хвостом…

 

Предположим, что вы, человек городской, не то, чтобы боитесь коров, но относитесь к ним настороженно просто потому, что не знаете, как с ними обращаться и чего от них можно ждать. Это совершенно нормально, стесняться здесь нечего. Попав в деревню вы при встрече со стадом обходите его сторонкой. Но ваша собака, восприняв ваше отношение к коровам как элементарный страх, может, в зависимости от своих врожденных особенностей, или бросаться на них, или жаться к вашим ногам, или вообще пускаться наутек. Первое и последнее вас, по понятным причинам, совершенно не устраивает.

Как ни крути, человек и собака относятся к разным биологическим видам и способы выражения чувств у них разные. Обычно собаки со временем достигают в деле понимания хозяина заметных успехов, особенно когда дело касается таких простых эмоций, как страх, неприязнь, злость, радость. Ваша личность неизбежно наложит на щенка неизгладимый отпечаток, хотите вы того или нет. Например, бывают люди, у которых не получаются злые собаки. Но, как мы уже выяснили, пес в обычной обстановке должен руководствоваться не столько вашими или своими чувствами, сколько определенными правилами, не всегда ему понятными. Поэтому, воспитывая пса, вы, к сожалению, не можете полагаться только на его ум и восприимчивость. Вы будете вынуждены делать упор на прямое обучение.

 

Дрессировка как инструмент воспитания

 

Чтобы собака вас поняла совершенно точно и чтобы приучить ее вести себя определенным образом в тех или иных ситуациях, вам нужен набор команд, которые собака не просто понимает, но и выполняет. Набор этот, в общем, невелик. Чтобы руководить собакой в любой ситуации, совершенно достаточно семи команд: «ко мне», «фу» (или «нельзя»), «сидеть», «стоять», «вперед», «рядом» и «гуляй» (эта команда отменяет любую предыдущую). Строго говоря, почти из любой ситуации можно вывернуться вообще с помощью только трех команд – «ко мне», «стоять» и «фу».

 

В различного рода повестях и романах часто по ходу действия верный пес приводит людей к попавшему в беду хозяину или приносит ему инструмент, оружие или еду. Такие гениальные собаки, быть может, в самом деле существуют. Но ни один из псов, знакомых мне лично, на такое не способен. Если он не обучен хотя бы основам апортировки, спасательной службы или службы связи. Точно так же, вряд ли обычная собака догадается помочь человеку, провалившемуся в болото или под лед (еще один распространенный сюжет). Но если она обучена буксировке, то вполне может сообразить, что нужно делать.

 

Обучение выполнению этих команд – это дрессировка как таковая. А вот применение этих команд в различных бытовых ситуациях – это и есть самый сильный и эффективный инструмент воспитания. При этом вы не просто обучаете пса механическому выполнению правил (хотя и это уже неплохо). Команда – это ясный и недвусмысленный сигнал о вашем отношении к событиям. Не забывайте, вы для вашего щенка и бог, и царь, и воинский начальник, и именно ваше отношение служит для щенка мерилом добра и зла. Приучив щенка не бросаться на прохожих, вы меняете его отношение к людям вообще.

Дрессировка не только необходимая, но и увлекательная вещь. А кроме того, обучив собаку, вы получаете возможность не разлучаться с ней по пустякам. Обученная собака не создает проблем в транспорте, в гостинице или на вокзале, ее можно взять в магазин, на пикник, в отпуск и даже в командировку. Ну и, наконец, в процессе дрессировки собака развивает свои умственные способности и расширяет свой кругозор – это действительно школа. Собака, прошедшая курс дрессировки, особенно специальный курс[2], может применять полученные навыки по своей инициативе и в довольно необычных ситуациях.

 

Ваша личность неизбежно наложит на щенка неизгладимый отпечаток, хотите вы того или нет.

 

Дрессировка требует терпения, времени и сил. Конечно, она требует и определенных способностей. Но, в общем, это дело по плечу любому нормальному человеку, способному последовательно (и творчески!) использовать четкий набор рецептов, выработанных поколениями дрессировщиков. Часть этих рецептов содержится в разделе «Обучение».

 

Изучение собачьего языка

 

Чтобы достичь успеха в воспитании, недостаточно обучить собаку тем или иным командам. Вам самим нужно обязательно изучить собачий язык. Удивительно, как много владельцев собак не понимают своих питомцев или понимают их совершенно превратно. Эта глава – отнюдь не исчерпывающий учебник собачьего «языка», я приведу здесь только самые распространенные «фразы и выражения». Чтобы овладеть языком собак в полном объеме, вам придется заняться самообразованием – внимательно наблюдать как за своей собакой, так и за всеми прочими. При этом – поменьше фантазии. Не пытайтесь приписывать собаке те чувства, которые вы сами испытывали бы в аналогичной ситуации. Попытайтесь понять ее чувства. Иногда ваши и собачьи чувства будут совпадать, а иногда вы обнаружите удивительное несходство.

 

Как и о чем говорят собаки

 

Собачий язык состоит в первую очередь из мимики, разнообразных движений и поз. Голос – рычание и лай – используется сравнительно реже, обычно как дополнение к позам и движениям, и чаще всего в крайних ситуациях, когда требуется максимум выразительности. Большинство собачьих «слов» имеют врожденную природу. Но очень многие собаки научаются с возрастом обращаться к людям со «словами», которыми их обучает хозяин, – самый обычный пример, когда собака «служит» в качестве просьбы.

 

Не пытайтесь приписывать собаке те чувства, которые вы сами испытывали бы в аналогичной ситуации. Попытайтесь понять ЕЕ чувства. Иногда ваши и собачьи чувства будут совпадать, а иногда вы обнаружите удивительное несходство.

 

Поза внимания

 

Большинство собачьих «слов» – это выражение эмоций, которые собака испытывает в данный момент, или ее сиюминутных намерений. Лгать собака не может, она не способна изобразить добродушие, если собирается напасть, или злобу, если испытывает только страх. Она в принципе не способна что‑либо изображать – устройство мозгов не позволяет. Еще одна категория «слов» – приглашения и «просьбы». Только в этой области собака способна использовать не врожденные, а «изобретенные» сигналы. Этими тремя категориями «слов» – эмоции, намерения, «просьбы» – собачий лексикон исчерпывается. Довольно часто проявления эмоций, намерений и «просьбы» могут объединяться в одном сложном «предложении». При этом значение отдельных «слов» (например, виляние хвостом) может несколько меняться в зависимости от контекста. Но отвлеченных понятий в собачьем языке нет, в нем нет глаголов и существительных, нет прошедшего и настоящего времени, нет ничего, что делает язык речью.

 

«Поза внимания»

 

Это поза, которую собака принимает, когда смотрит на хозяина, ожидая команды. Голова поднята, уши насторожены. При усиленном внимании собака вдобавок выпрямляется и приподнимает хвост, играющий роль балансира при бросках, в «рабочее» положение. Фактически «поза внимания» это всегда в той или иной мере и «поза готовности к действию», только пока еще неизвестно, к какому.

 

Выражение превосходства

 

Основными признаком высокого ранга у взрослой собаки являются прямая осанка, поднятая голова, поставленные торчком, слегка наклоненные вперед уши. Взгляд обычно устремлен не на соперника, а вдаль. Со всем этим, как правило, сочетается поднятый хвост. По сути, все это утрированная «поза внимания» – уши сильнее наклонены вперед (и выглядят более «твердыми»), хвост поднят выше, ноги более напряжены.

 

Следует иметь в виду, что собака – не робот. Ее чувства и намерения, как и у нас с вами, сплошь и рядом противоречивы. Если ситуация при этом довольно напряжённа и чувства сильны, очень небольшие изменения обстановки (звук, движение), обычно не вызывающие заметной реакции, могут вызвать резкое усиление одного чувства и торможение другого. И собака начинает действовать, с точки зрения наблюдателя, непредсказуемо. Это не коварство, это непосредственность.

 

Ставя подчиненного на место, представители собачьего племени «нависают» над ним, кладут подбородок или лапу ему на холку, прижимают на время к земле, не давая возможности двигаться, валят с ног. Кстати, именно поэтому не стоит излишне тискать щенка. Хватая щенка за загривок, обнимая (лишая возможности двигаться), вы, с его точки зрения, демонстрируете свое превосходство и утверждаете его подчиненное положение. А поскольку щенок не видит причины такой демонстрации, ведь он не нарушал никаких правил, он просто спал на диване, то можно получить в результате такое же забитое создание, как при непоследовательных и жестоких наказаниях. Даже когда вы гладите собаку по спине, вы тоже, хоть и в мягкой форме, напоминаете ей о своем превосходстве. Так что когда вы гладите незнакомую собаку, которая не собирается отдаваться под ваше покровительство, вы ей никакого удовольствия не доставляете.

 

Выражение превосходства

 

Если дело доходит до крайности, высокоранговый пес не кусается за что попало. Он практически всегда стремится укусить противника за загривок[3]. Очень забавно порой выглядит скотч‑терьер, ставящий на место зарвавшуюся овчарку и пытающийся допрыгнуть до ее холки. Вообще, драка между двумя высокоранговыми кобелями может вспыхнуть, на взгляд человека, плохо знакомого с собачьими обычаями, совершенно неожиданно. Когда один пес, после мирного вроде обнюхивания, положил подбородок на холку другого (а очень многие владельцы не знают, что это наглый вызов), тот, если не склонен подчиниться, может броситься на нахала в течение одной‑двух секунд. Часто достаточно, чтобы один кобель просто «навис» над другим. Так что будьте внимательны, когда ваш пес вступает в контакт с незнакомцем. Лучше всего при встрече с незнакомой собакой заранее взять свою на поводок. Хозяева воспитанных собак обычно делают то же самое или издали сообщают вам, что их пес безопасен. Если встреченный собаколюб не придерживается этого правила – лучше его обойти. Здесь действует тот же принцип, что и на дороге – держись подальше от чайника. Получив заверения в миролюбии, не спешите спускать свою собаку с поводка. Очень многие владельцы собак‑лидеров просто не понимают собачьего «языка» и считают своего пса, имеющего привычку нависать над всеми встреченными кобелями или класть им голову на холку, воплощением миролюбия. «Ведь он‑то ни на кого не бросается, это другие псы всегда затевают с ним драки».

 

Угроза

 

Выражение угрозы

 

Когда уверенный в себе пес готов напасть, он сочетает позу лидера с прямым неподвижным взглядом на противника. Если пес при этом тихо рычит, вздыбливает шерсть и слегка морщит губы – значит, он склоняется к тому, чтобы ограничится угрозой. Если пес морщит губы сильно, показывая клыки, то это уже угроза чистой воды. Если губы приподнимаются еще сильнее, так что становятся видны резцы и предкоренные, и уголки рта слегка оттягиваются назад (это обычно сопровождается более громким рычанием, уши теряют наклон вперед, а хвост слегка опускается), то это уже не угроза нападения, а предупреждение, что он собирается защищаться, если нападут на него. Чем меньше пес уверен в себе, тем сильнее он обнажает зубы, отклоняет уши назад и опускает хвост. Рычание обычно становится громче и выше тоном. Одновременно опускается голова, а выпрямленная поза сменяется припаданием к земле. То есть угроза начинает сочетаться с выражением подчинения или страха (см. чуть ниже). Такая угроза характерна для собак, у которых одинаково хорошо выражены и активно‑оборонительная и пассивно‑оборонительная реакции. В подобной ситуации пес может напасть, как только противник повернется к нему спиной и активно‑оборонительная реакция перевесит.

Плохо, когда собака осторожно приближается, не сводя с противника пристального взгляда, в позе не лидера, а всего лишь в позе внимания (готовности к действию), без малейшей угрозы. Ни рычания, ни оскаленных зубов, ни вздыбленной шерсти, ни даже напряжения. Это может значить, что она воспринимает вашу собаку (или вас) не как сородича и даже не как врага, а просто как добычу. Но вот когда одна собака перебежками «подкрадывается» к другой и ложится, не сводя с нее внимательного взгляда, это чаще всего приглашение к игре, хотя поведение собаки больше всего напоминает охоту.

 

Радость и дружелюбие

 

Радость собака выражает прежде всего хвостом. Поэтому вилять хвостом собака может в диаметрально противоположных, на наш взгляд, ситуациях, например, приветствуя хорошего знакомого или вцепившись мертвой хваткой в кошку. Вообще, движения собачьего хвоста ближе всего к человеческой улыбке. А улыбаются люди, как вы знаете, в самых разных обстоятельствах. Дружелюбие тоже выражается размахиванием хвоста; часто к движениям хвоста присоединяется настоящая улыбка – собака приоткрывает пасть и оттягивает назад уголки рта.

 

Выражение дружелюбия

 

Страх

 

Основные свидетельства страха – это поджатый хвост, опущенная голова, припадание к земле (собака как бы «приседает») и прижатые уши. Все это может сопровождаться вздыбливанием шерсти.

 

Выражение страха

 

Выражение подчинения

 

Вы помните, как собака выражает свое превосходство? Так вот, подчиненный, заверяя вожака в своем почтении и преданности, делает почти все наоборот. Он прижимает уши, опускает голову, размахивает опущенным хвостом, перебирает лапами, горбит спину и изгибается, как бы подставляя вожаку свой виляющий зад. Может припадать к земле, а иногда и вообще валится на спину. Узнаете? Именно так многие собаки приветствуют хозяина. Здесь сочетаются выражение подчинения, дружелюбия и приглашения к игре. Но в своем, так сказать, чистом виде, подчинение выражается в опущенной, часто несколько повернутой в сторону или набок голове, опущенном хвосте, отклоненных назад ушах, в припадании к земле. Как видите, поза подчинения очень похожа на «позу страха». Это вовсе не значит, что собака обязательно испытывает страх. Но когда‑то, когда социальное поведение у далеких предков псовых только начало формироваться, именно страх и был свидетельством подчиненного положения. Так что «поза страха» и «поза подчинения» – это «однокоренные слова», имеющие общее происхождение.

 

Выражение подчинения

 

Cобака с сильными задатками лидера, даже выказывая кому‑нибудь свое расположение, в основном сохраняет позу высокорангового пса. О расположении в этом случае свидетельствует только виляющий хвост, иногда в сочетании с улыбкой. И именно собака, проявляющая черты лидера, воспринимается нами как собака с чувством собственного достоинства.

 

Выражение подчинения может сочетаться с выражением других чувств, не только с дружелюбием. Одновременно с дружелюбием может выражаться и несомненный страх – собака виляет поджатым хвостом. Подчинение может сочетаться с угрозой (оскал и рычание) – «я не посягаю на твое превосходство, но лучше меня не трогай». В такой ситуации собака почти наверняка укусит, если другая собака или человек не прекратят своих домогательств, пусть даже совершенно мирных. Кстати, может тяпнуть и собака, демонстрирующая подчинение в сочетании со страхом без угрозы.

 

Приглашения и просьбы

 

У собак мне известно приглашение только к двум действиям. Первое – приглашение к игре. Пес припадает на передние лапы или подбегает особым «припадающим» галопом, качая головой. Приглашение к игре почти всегда сопровождается выражением дружелюбия. Собственно, это демонстрация намерения играть. Второе – приглашение следовать за собой, имеющее два варианта. Пес может высказать приглашение к игре, после чего поворачивается и целенаправленно бежит куда‑либо. В другом варианте приглашение начинается с пристального взгляда. Последнее характерно только для собак с хорошими задатками лидера. Вообще, приглашения следовать за собой у собак обычно довольно невнятны и уловить их бывает трудно. Быть может, потому, что у собак склонность следовать выражена намного сильнее, чем склонность вести за собой.

 

Приглашения следовать за собой у собак обычно довольно невнятны и уловить их бывает трудно. Быть может, потому, что у собак склонность следовать выражена намного сильнее, чем склонность вести за собой.

 

Просьба, чаще всего, – это, по сути, естественное выражения чувств или намерений, которые хозяин, поняв, несколько раз удовлетворил и пес запомнил, что таким способом можно что‑то получить. Например, собака хочет выйти. Она подходит к двери и скулит, не потому, что она просит, а просто потому, что она возбуждена или ей некомфортно. Хозяин ее выводит и собака запоминает: если поскулить у дверей – тебя выведут. И она начинает использовать скулеж в качестве просьбы. К этому же типу просьб относится и знаменитое «притворство» собак. Собака поранила лапу и хромает. Естественно, вы ее ласкаете, жалеете, замедляете шаги, быть может, берете на руки. Собака воспринимает это как поощрение такого поведения – «хромать хорошо, за это ласкают». И когда ей захочется ласки и внимания – она начнет хромать. Вообще, когда пес чего‑либо хочет, но желаемое недоступно, его возбуждение может достигать очень высокого уровня. Поскольку он не может осуществить свои желания, возбуждение выливается в какие‑нибудь «посторонние» действия. Он может начать лаять, теребить ваши брюки, царапать вас лапой. Если вы дали собаке кусочек, решив, что она вас просит, или, скажем, пошли за ней, решив, что она вас зовет, то это поведение может закрепиться в качестве просьбы или приглашения, хотя по сути оно ни к тому ни к другому прямого отношения не имеет. Таким способом собака может научиться проситься на прогулку, требовать открыть дверь, достать из‑под тумбочки любимый мячик.

 

Приглашение к игре

 

И не надо думать, что собака тупой автомат, что умение просить – это просто условный рефлекс. Вовсе нет. Освоив какой‑либо способ просьб, пес использует его весьма творчески и изобретательно, сплошь и рядом – совсем в другой ситуации, чем та, в которой этот способ возник. То есть собака будет просить сознательно. Но изначально такое поведение вовсе не является осознанной просьбой, это просто непроизвольное выражение собакой ее намерений, чувств или побочный эффект возбуждения.

 

Чувство вины и его выражение

 

Знакомо ли собакам ощущение вины – вопрос темный. Чувства, которые испытывает нашкодившая собака, в большинстве случаев имеют мало общего с угрызениями совести в нашем понимании. Это главным образом ожидание наказания. Но это ожидание у собак никогда не длится дольше нескольких минут. Когда вы строгим голосом окликаете собаку, которая изгрызла книгу в ваше отсутствие, то она демонстрирует подчинение («извиняется») не потому, что помнит о преступлении и чувствует себя виноватой, а просто потому, что уловила в голосе обожаемого хозяина угрозу. Если же собака регулярно «чувствует себя виноватой» спустя пять или больше минут после совершения проступка – дело очень неладно. Это всегда значит только одно – собака вас боится, недостаточно вам доверяет и не знает, чего от вас ждать. Подробней мы поговорим об этом ниже, когда речь пойдет о методах воздействия на собаку и агрессии самозащиты.

 

Знакомо ли собакам ощущение вины – вопрос темный. Чувства, которые испытывает нашкодившая собака, в большинстве случаев имеют мало общего с угрызениями совести в нашем понимании.

 

Что касается чувства вины в ближайшие минуты после преступления, то, как я уже сказал, в большинстве случаев это ожидание наказания. Однако не всегда. Сплошь и рядом собачье поведение не объясняется так просто. Некоторые собаки, получив за какую‑либо провинность строгий выговор, начинают «подлизываться» к хозяину, причем это не выражение подчинения, а обычно приглашение к игре с элементами подчинения и дружелюбия. Добившись дружеского поглаживания, такая собака мигом успокаивается и возвращается к своим делам – она добилась, что ее простили. Это выглядит как настоящее извинение, хотя какие механизмы при этом приходят в движение в собачьей душе – одному богу ведомо. Мало того, очень часто собака ведет себя подобным образом и тогда, когда сделала что‑то непотребное без ведома хозяина и никакого наказания не получила. Например – съела исподтишка найденный на улице огрызок. И только по ее извинениям вы догадываетесь, что что‑то здесь не так.

Так или иначе, но такое поведение вполне можно расценивать как извинение, пусть и с определенными поправками на различие мотиваций у собак и людей. От «извинения» следует отличать ситуации, когда собака, проявив агрессию в адрес хозяина, тут же демонстрирует подчинение, дружелюбие или начинает выпрашивать ласку. Это сплошь и рядом не имеет никакого отношения ни к извинению, даже в собачьем понимании, ни даже к ожиданию наказания. Просто собака, дав выход своим чувствам, возвращается к нормальному в данной ситуации поведению. Вообще же в случае, когда собака явно преступает закон, ее извинения не следует принимать в расчет. Раскаяние может несколько смягчать наказание, но не избавлять от него. Это может показаться жестоким и несправедливым, но если возмездия за содеянное не последует, то собака на второй‑третий раз просто решит, что данный закон отменен, и чтобы переубедить ее, вам придется не только затратить время и силы, но и прибегнуть к более строгим наказаниям. Так что для общего блага лучше не спускать собаке ее прегрешений.

 

 

Методы воздействия на собаку

 

Все воздействия, применяемые при дрессировке, можно разделить на три категории: поощрение, принуждение и наказание. Под принуждением здесь понимается не способ заставить что‑либо сделать путем, скажем, уговоров или угроз. Принуждение – прямое физическое воздействие, например, когда нажимая ладонью щенку на крестец, вы заставляете его сесть. Когда вы обучаете щенка правилам поведения в обществе, принуждение практически не применяется, основные способы – поощрение и наказание. Подробней о методах и способах воздействия на собаку я расскажу в разделе, посвященном общему курсу дрессировки («Обучение»). Здесь же мы с вами ограничимся пока разговором об общих принципах воздействия.

 

Поощрение

 

Понятно, что поощрение – это нечто, вызывающее приятные эмоции. Поощрение всегда следует за каким‑то действием собаки или прекращением действия. Поощрять собаку авансом, до того, как она что‑то сделала (или перестала делать), совершенно бессмысленно, пес просто не сможет связать эти два явления. Поощрением служит лакомство, ласка, похвала, любимая игрушка. Следует помнить, что поощрением могут быть не только ваши действия, но и естественный результат действий самой собаки. Например, если собака, раскапывая помойку, нашла вкусную тухлятину или, проявив агрессию, обратила врага в бегство, это служит естественным поощрением. В младенческом возрасте, до того, как щенок усвоит запрещающую команду, старайтесь всячески избегать ситуаций, когда нежелательные действия щенка могут получить естественное подкрепление. Хотя, надо признаться, выполнить это требование в полном объеме просто невозможно. И, так или иначе, придется щенка наказывать.

 

Преступление и наказание

 

Поощрение, в общем, трудно передозировать, что же касается наказаний – то здесь надо соблюдать большую осторожность. Следует тщательно следить за двумя вещами: когда вы наказываете собаку и как вы это делаете.

Запомните твердо: наказывать собаку, а тем более щенка, можно только в момент совершения преступления или сразу после него. Если прошло даже пять секунд и собака переключилась на что‑то другое, то она воспримет наказание как наказание именно за эти другие действия. Какую бы ярость не вызвал у вас щенок, грызущий дорогие туфли, но если он успел эти туфли бросить и побежал к вам здороваться – все, поезд ушел, наказывать его нельзя, нужно ласкать и радоваться вместе с ним. Первое правило дрессировщика гласит: наказывается или поощряется не собака, а те или иные ее действия. И помните, что щенок никогда, ни при каких условиях не способен сделать что‑либо назло. Он либо не знает, что этого нельзя, либо забыл, либо не смог удержаться.

 

Можно, конечно, отлупить щенка изгрызенными туфлями или потыкать его носом в разоренное мусорное ведро и через час после совершения преступления. Мало того, это может подействовать. Но подействовать просто потому, что вызовет у щенка отвращение к данному объекту. Моя прабабушка, беря в дом кошку, первым делом сажала ее на кухонный стол и несколько раз шлепала газетой. После такой процедуры кошка избегала стола как огня – это место, где лупят. Но собака – не кошка. Поступая с ней таким образом, вы в корне подорвете ее доверие к вам. И восстановить его будет непросто, а иногда и вообще невозможно.

Когда щенок подрастет и будет уже твердо знать, что какие‑то поступки запрещены, то вы можете выразить свое неодобрение и с некоторым запозданием. Но только пока пес испытывает чувство вины (или страха перед возмездием – неважно), что по собаке хорошо видно. Этот период редко длится более минуты. Если собака перестала чувствовать себя виноватой – наказывать бесполезно. Но не забывайте, что страх совсем не обязательно связан с преступлением. Собака может просто уловить ваш гнев еще до того, как вы начинаете его выражать вслух. И ее попытки вас умиротворить не будут иметь ничего общего с давно и прочно забытой виной. Все извинения собак, когда после проступка прошло более одной‑двух минут, – именно такой природы.

 

Как наказывать

 

Как наказывать собаку? Прежде всего – без злости. Собака никогда и ничего не делает специально вам «назло». Она – простая душа, она просто не может до этого додуматься. Любое наказание начинается со строгого окрика или, если собака смотрит в вашу сторону, со строгого, пристального взгляда в глаза. Если пес не прекратил безобразничать, примените более сильное воздействие, а затем еще более сильное (подробней о способах наказания чуть ниже). То есть наказание должно идти «по нарастающей». Держите себя в руках, не начинайте с сильного воздействия. И что бы пес ни делал, какой бы ужасный поступок он ни совершал, если он перестал, должны перестать и вы. Продолжать наращивать воздействие нельзя – пес вас просто не поймет, ведь он уже перестал, и, с его точки зрения, именно за это он в итоге и получил по шее.

Шкала наказаний выглядит приблизительно следующим образом.

  1. Строгий окрик. Именно строгий, а не злобный. Отличаются они тональностью. Строгий окрик – пониженные тона (угроза), злобный – повышенные (оттенок страха!). Это при обращении с собакой не мелочи, это важно. Особо рявкать без нужды не стоит, у собак отличный слух, и они прекрасно отличают угрожающие интонации от любых других. Вообще, строгий голос – довольно сильное воздействие, не стоит его недооценивать.

 

Наказание должно точно соответствовать преступлению. Если наказания слабее (то есть не заставляют собаку прекращать какие‑либо действия), их эффективность равна нулю. Если сильнее, чем необходимо, они дают обратный эффект – общий уровень послушания резко снижается в силу утраты доверия к хозяину и его превращения в «опасный объект».

 

  1. Более сильное воздействие, если пес на поводке, – это рывок поводком. Рывок не должен быть очень сильным и причинять боль, собака не должна бояться поводка и ошейника. Если пес не на поводке – прихватите его за ошейник или просто за холку и слегка прижмите, не давая двигаться, одновременно делая строгим голосом выговор. Очень эффективным наказанием средней силы может являться сильный удар свернутой в трубочку газетой по ладони (вашей собственной), по колену или по любому подвернувшемуся предмету. Резкий звук в сочетании с резким движением действует на многих собак обескураживающе, они несколько теряются и начинают воспринимать команды.
  2. Еще более сильное воздействие – пристальный, немигающий, угрожающий взгляд в глаза. Это одновременно угроза и предупреждение, которое действует на собак, особенно на собак с сильным характером, весьма и весьма эффективно. Смотреть нужно, пока пес не отведет глаз. Если вы сделаете это первым – эффекта не будет. Полезно сочетать взгляд с выговором. Но работает взгляд только на близкой дистанции, в пределах пары метров, на большем расстоянии он превращается в наказание сравнительно слабое. Можно взять собаку двумя руками за голову, повернуть к себе и смотреть в глаза, пока она не начнет беспокоиться, после чего отпустить. Для многих собак это воздействие весьма высокой силы, так что прибегать к нему надо с осторожностью. Еще один вариант сильного воздействия – крепко ухватите пса за шкирку, оторвите от земли и встряхните. Если вы не в состоянии оторвать пса от земли, то для крупной собаки не менее серьезное наказание, когда вы наступаете на поводок так, что собака вынуждена опустить голову к самой земле и теряет способность уворачиваться. Затем говорите ей строгим голосом, какая она негодяйка. Вам может показаться, что это не наказания, а так, семечки. Собака считает иначе. Все это, поверьте, очень, очень сильные наказания, ими нельзя злоупотреблять, а лучше не использовать их вообще без самой крайней необходимости – сломаете собаку.

 

Большинство собак с нормальной психикой воспринимает удар как наказание средней силы. И по большому счету удар ничуть не эффективней рывка поводком. Но удар при этом воспринимается скорее как агрессия с вашей стороны, элемент вашего превосходства здесь выражен плохо.

 

У собак с разным складом психики отношение к разным воздействиям может отличаться, и, соответственно, «шкала наказаний» будет несколько перестраиваться. Скажем, для некоторых собак строгий окрик является более сильным воздействием, чем рывок поводком или хлопок газетой. Вообще же следует твердо запомнить – наказание должно точно соответствовать преступлению. Если наказания слабее (то есть не заставляют собаку прекращать какие‑либо действия), их эффективность равна нулю. Если сильнее, чем необходимо, они дают обратный эффект – общий уровень послушания резко снижается в силу утраты доверия к хозяину и его превращения в «опасный объект». Соотношение тяжести преступления и силы наказания для каждой собаки индивидуально и определяется только опытным путем. Собственно, потому и нужно «наказание по нарастающей» с остановкой в точке получения нужного эффекта.

Некоторые собаковладельцы подсознательно считают, что наказание эффективно только тогда, когда наказываемая собака проявляет «чувство вины» или страх. Это серьезное заблуждение. Если собака принимает «позу подчинения», поджимает хвост или убегает, значит наказание слишком сильно или вы наказываете собаку слишком часто. Если собака демонстрирует подчинение, наказание нужно прекратить. Скажем, пес творит какое‑то безобразие. Вы рявкаете на него – никакой реакции. Вы направляетесь к нему с намерением задать трепку – пес припадает к земле. Все, наказание окончено, пес воспринял вашу угрозу и выражает намерение подчиниться. Обязательно заставьте его это сделать. Строго, но спокойно скомандуйте «сидеть», а затем «ко мне» и похвалите подошедшего пса.

 

Можно ли бить собаку

 

Нельзя бить собаку, если она схвачена за шкирку, ошейник или взята на короткий поводок. Удар – вполне приемлемый способ воздействия, но сочетать его с обездвиживанием собаки нельзя. Во‑первых, это просто непорядочно. А кроме того, вам сплошь и рядом придется брать пса на короткий поводок или удерживать его рукой в самых разных ситуациях, начиная с ветеринарного осмотра и кончая встречей со злобной собакой. Пес должен воспринимать это как управление, а не связывать с наказанием. Вообще, удар, нанесенный обездвиженной собаке, – всегда подрыв ее доверия к вам.

Большинство собак с нормальной психикой воспринимает удар как наказание средней силы. И по большому счету удар ничуть не эффективней рывка поводком. Но удар при этом воспринимается скорее как агрессия с вашей стороны, элемент вашего превосходства здесь выражен плохо.

 

 

Общение

 

Мы с вами уже говорили о том, что основная задача воспитания – всемерное укрепление авторитета хозяина и членов его семьи. «Качество» и устойчивость вашего авторитета зависят в значительной степени от качества и количества общения с собакой. Общение для собаки не менее важно, чем еда или прогулки. Собака, лежащая у ног хозяина, когда он сидит за письменным столом, или внимательно наблюдающая, как он ремонтирует велосипед, – это проявление желания находиться в вашем обществе.

 

Представления о том, что такое веселая игра, у щенка и человека разные, причем вам понять щенка намного проще, чем ему проникнуться человеческими понятиями об игре. Поначалу же щенячьи игры довольно буйные и не вполне безобидные.

 

Общение для собаки не менее важно, чем еда или прогулки.

 

Наиболее важный вид общения для собаки отнюдь не ласка. Ласку многие псы лишь терпят из уважения к вам. Для собаки более важно совместное с вами участие в каком‑либо деле, пусть даже это дело – игра. Кстати, когда собака сидит у стола и ждет кусочка, это обычно не голод и порой даже не желание «вкусненького». Собака хочет участвовать в общем действе. Даже прогулку вокруг дома собака, особенно кобель, рассматривает часто как совместное с вами патрулирование территории, и в этом для него одна из ценностей совместных прогулок. Обратите внимание, когда собака очень радуется, например, когда вы появляетесь после длительного отсутствия, она часто несет вам мячик, предлагая поиграть, или поводок, предлагая отправиться на прогулку. Такое случается и тогда, когда вы ее похвалили и даже если пес просто хорошо и вкусно поел. И дело не в том, что собака хочет играть или гулять. Она хочет общаться, хочет совместного дела. В общении с вами она наиболее полно может выразить свою радость. Поэтому и дрессировка, если вы ведете себя правильно, для собаки не насилие над личностью, а участие в совместном деле, и именно потому собака получает от работы удовольствие.

 

 

Игра как способ укрепить ваш авторитет

 

Одна из форм общения, не требующая специальной подготовки, это игра. Щенок будет пытаться играть с вами, хотите вы этого или нет. И отвергать его приглашения без серьезного повода не стоит. Но не забывайте, что вы человек, а он – собака. Представления о том, что такое веселая игра, у вас разные, причем вам понять щенка намного проще, чем ему проникнуться вашими понятиями о том, что есть игра, а что не очень. Это уже потом щенок научится приносить вам брошенный мячик или палку и получать от этого массу радости. Поначалу же щенячьи игры довольно буйные и не вполне безобидные.

 

Когда собака очень радуется, например, когда вы появляетесь после длительного отсутствия, она часто несет вам мячик, предлагая поиграть, или поводок, предлагая отправиться на прогулку. И дело не в том, что собака хочет играть или гулять. Она хочет общаться, хочет совместного дела. В общении с вами она наиболее полно может выразить свою радость.

 

Можно понять, что такое щенячьи игры и в чем их суть, понаблюдав за играми щенят между собой и с родителями. В общем, это те или иные варианты трех действий: «догнать‑убежать», «повалить и закусать», «отобрать». Причем щенок может или сам совершать эти действия, или провоцировать на них партнера. Щенок получает от всего этого огромное удовольствие, но, кроме того, он учится в ходе игры тому, что можно и что нельзя, он учится правильно реагировать на действия других и соизмерять свои силы. Поэтому играть со щенком нужно, это очень важный и мощный способ установить взаимопонимание и утвердить свой авторитет. В частности, это возможность сравнительно безболезненно выработать у щенка реакцию на запрещающие команды – самый сложный тип команд. Имейте в виду, что для увлеченного маленького щенка противник (партнер) в игре не столько вы, сколько ваша рука. Должно пройти некоторое время, чтобы он осознал, что ваша рука и вы – одно целое.

 

Имейте в виду, что для увлеченного маленького щенка противник (партнер) в игре не столько вы, сколько ваша рука. Должно пройти некоторое время, чтобы он осознал, что ваша рука и вы – одно целое.

 

 

Вообще, у щенков существуют врожденные «тормоза». Играя, щенки кусают друг друга не во всю силу. Кстати, имейте в виду, что когда острые, как иголки, молочные щенячьи зубы оставляют у вас на руках кровоточащие дырки и царапины, это не потому, что щенок сильно кусается, а потому, что у вас кожа нежная и без шерсти. Такой же силы укусы почти не оставляют следов на щенячьей шкурке. Однако щенки легко увлекаются и укусы вошедшего в азарт щенка могут стать слишком сильными. Однопометники в такой ситуации тоненько взвизгивают и прекращают игру. Именно так придется поступать время от времени и вам. Тоненькие взвизгивания у вас порой будут вырываться непроизвольно. И уж если они вырвались – обязательно прекращайте на время игру. Не пытайтесь ни в коем случае ответить болью (или толчком, или ударом) на боль. Щенок таких действий просто не поймет, и ведь он делает вам больно не нарочно.

 

Один из способов прекратить игру вообще или ее определенную форму, например попытки оторвать кусок от брюк, – это строго сказать «НЕЛЬЗЯ» (или «ФУ»), а затем свирепо РРРР‑РР‑Р (на убедительно сказанное РР‑Р‑Р щенки обычно реагируют замечательно).

 

Кстати, в большинстве случаев щенок начинает злиться и сильно кусаться именно в ответ на ваше наращивание агрессии. Ваша агрессия может выражаться в усиливающемся отталкивание или, скажем, опрокидывании. На ваш взгляд, это не больно, и ответный укус вам кажется неравноценной «сдачей». Но щенок так не считает, причем его реакция врождённа и переубедить его вам не удастся. Наращивать агрессию в ответ на агрессию щенка нельзя категорически, вы тем самым выходите из роли вожака и становитесь со щенком на одну доску. Прекращайте игру. Прекращение игры – это весьма сильный способ воздействия на щенка, не стоит его недооценивать.

 

Не наказывайте попытки щенка обратить на себя ваше внимание. Гордо его игнорируйте

 

Впрочем, лучше брать пример не с однопометников щенка, а с его родителей. Как останавливают разыгравшегося щенка взрослые собаки? Очень просто. Поначалу отходят. Если не помогает – рычат. А если и это не действует – кусаются. Однако это не настоящий укус, а или «отщелкивание», или схватывание и прижимание. Однако очень часто, если рычание не действует, взрослые собаки просто уходят и прячутся в недосягаемом для щенка месте. И, обратите внимание, это нисколько не снижает их авторитета в щенячьих глазах.

Один из способов прекратить игру вообще или ее определенную форму, например попытки оторвать кусок от брюк, – это строго сказать «НЕЛЬЗЯ» (или «ФУ»), а затем свирепо РРРР‑РР‑Р (на убедительно сказанное РР‑Р‑Р щенки обычно реагируют замечательно). Именно в такой последовательности – условный раздражитель (команда «нельзя») должен предшествовать безусловному (рычание). Рычать и говорить «нельзя» нужно на пониженных тонах, высокий тон в глазах собаки – признак испуга. При этом обязательно прекратите игру. Если не подействовало – повторите вышеуказанные звуки и прихватите щенка за шкирку, прижмите к полу, не давая вырваться. Категорически нельзя хватать и прижимать сильно, делая щенку больно. Потом отпустите и обязательно прекратите на время игру. Если щенок вошел в азарт – залезайте на диван, как поступает в таких случаях и сука. Только в крайнем, самом крайнем случае можно взять щенка за шкирку, поднять в воздух и встряхнуть. В ответ обычно следует визг и отпущенный щенок убегает. Это очень сильное средство, его можно употреблять только в самых исключительных случаях. Бить щенка не имеет смысла. Вспомните, как больно его кусают во время игры однопометники и представьте, какой силы боль ему нужно причинить, чтобы он игру прекратил. Сделать это, конечно, нетрудно, щенок маленький, а вы большой. Но вам нужно, чтобы он вас уважал или чтобы боялся?

 

Нельзя, чтобы убегание от хозяина стало одним из видов развлечения. Наоборот, это серьезный проступок.

 

Срабатывать все это начнет не сразу, но довольно скоро. Через неделю‑две щенок окончательно поймет, какие игры вы приемлете, а как играть нельзя, и с какой силой можно вас кусать. Он начнет адекватно реагировать на ваше возмущение, начнет воспринимать команду «нельзя», и вы сможете перестать рычать. Но при этом в любом случае в игре щенок будет время от времени увлекаться и делать вам больно. С этим невозможно ничего поделать, или терпите или не играйте в щенячьи игры вообще. Пресекать нужно только бесчинства. Если вы будете тактичны и последовательны, то уже к трем месяцам щенок начнет реагировать на запрещающую команду и во внеигровых ситуациях, правда, не идеально. Но он и на совершенно недвусмысленное и профессиональное рычание своих родителей тоже реагирует не идеально. О том, как добиться хорошего выполнения запрещающей команды, мы поговорим в свое время.

Теперь о том, как следует со щенком играть, а что желательно категорически запрещать. Начнем с самого простого, игры «Догнать‑убежать». Это игра, в которую лучше не играть вообще. Нельзя, чтобы убегание от хозяина стало одним из видов развлечения. Наоборот, это серьезный проступок. Что касается погони за вами, то такая привычка ничем не лучше убегания. Бегущий человек не должен вызывать у собаки реакции преследования[1], это чревато многими неприятностями и для самой собаки, и для вас. Если даже вы собираетесь обучать впоследствии свою собаку профессиональному задержанию и окарауливанию, привычка гнаться за бегущим не упростит, а усложнит вашу задачу.

«Отобрать» и «Повалить и закусать» – замечательные игры, но если вы собираетесь в них играть, приготовьтесь терпеть боль и мириться с царапинами на руках. Не забывайте, что это игра, а значит – вы не имеете права все время выигрывать. Нужно попеременно играть роль победителя и побежденного. Не бойтесь потерять авторитет. Отношения доминирования‑подчинения устанавливаются не в игре как таковой. Подчиненный щенок ничуть не реже валит и «загрызает» доминирующего, чем наоборот. А что касается родителей, так они вообще почти всегда играют роль побежденной жертвы. «Кто есть кто» устанавливается прежде всего во внеигровых ситуациях, здесь, в частности, играет роль не победа в игре, а возможность отказаться от предложения поиграть. Доминирующий щенок может это себе позволить, а подчиненный нет.

Играя в «Отобрать», нельзя использовать еду или предметы вашего обихода, вроде старой обуви, перчаток или диванной подушки. Можно использовать только специально предназначенные для этого игрушки, совершенно не обязательно покупные. Очень хорошая игрушка – обрезок тонкого стволика или ветки ивы, березы, осины, ольхи (в коре, срезать с живого дерева). Его, кроме прочего, можно с восторгом грызть. Ничуть не хуже детские хлопчатобумажные колготки, скрученные жгутом, на котором завязаны несколько крупных узлов. Отобрав у вас эту игрушку, ее можно свирепо трясти, при этом узлы упоительно хлопают по морде. Очень часто можно услышать, что игра в «Отобрать» портит щенкам прикус. Всё, конечно, может быть, но лично мне не известно ни одного такого случая. Мне знакомо множество собак, игравших в детстве в эту игру, в том числе мои собственные собаки и щенки от них, и у всех прикус в полном порядке. А если не в порядке, то это всегда врожденный порок, унаследованный от кого‑то из предков.

Приучив щенка прекращать игру по вашему желанию и отучив его приставать к вам, когда вы играть не хотите, вы заложите мощный и прочный фундамент своего авторитета. Кроме того, вы усилите у щенка желание находиться в вашем обществе. Более надежного и сильного способа стать в глазах маленького щенка вожаком я не знаю.

 

 

Повторим в заключение основные принципы
  • Никогда не наращивайте агрессию в ответ на агрессию щенка. Прекращайте игру или наказывайте его, но понятным ему способом. Наказав, обязательно прекращайте игру.
  • Не наказывайте щенка каждый раз, когда он переступит рамки дозволенного. Просто уходите от него, забирайтесь на диван или в кресло и не обращайте на него внимания. Лишение общества – это тоже наказание.
  • Наказание следует применять в основном не когда щенок начинает безобразничать, а когда он не внял демонстративному прекращению игры. Но если вы надежно укрылись на диване, не наказывайте попытки щенка добраться до вас или обратить на себя ваше внимание. Гордо его игнорируйте.
  • Если щенок преступил рамки благоразумия и вы хотите прекратить игру – никогда, ни в коем случае не пытайтесь успокоить щенка лаской. В такой ситуации он воспримет ласку как одобрение своих действий.

 

 

Авторитет и послушание

 

Авторитет – основа послушания. Но и послушание – основа авторитета. Привычка подчиняться – пусть даже одной‑единственной команде – уже признание вашего главенства. Играя со щенком, вы вырабатываете у него привычку подчиняться вам в вопросах правил игры, и тем самым вы уже становитесь лидером. Но одного этого недостаточно, нужно подчинить себе щенка и во внеигровых ситуациях. Поначалу лучший и совершенно естественный способ – это ежедневный осмотр. Осматривать и щенка, и взрослую собаку нужно регулярно. О том, как это делать и зачем, говорится в разделах «Содержание и уход» и «Обучение». Но помимо непосредственной пользы, осмотр, не вызывающий у собаки восторга, приучает щенка к подчинению. И приучать щенка к осмотру тоже нужно с младенчества.

Помимо осмотра, необходимо с младенчества же приучать щенка к выполнению команд «сидеть» и «ко мне» – это второй, очень мощный инструмент выработки послушания и авторитета. Обучение этим командам предельно просто. Если вам в руки попала уже подросшая собака, обучение командам «сидеть» и «ко мне» – это порой единственный инструмент, имеющийся в вашем распоряжении. Здесь начинать с введения дисциплины в игре и при осмотре уже поздно – поезд ушел. Но приучить собаку выполнять две упомянутые команды – дело получаса в любом возрасте, нужно только чуть‑чуть терпения и двести граммов сыра или колбасы. Подробные инструкции по отработке этих команд вы найдете в разделе «Обучение». Человеку, который не видел этого сам, трудно поверить, как обучение командам «сидеть» или «ко мне» меняет отношение к хозяину ранее совершенно неуправляемой собаки, которая ни во что ни ставила своего владельца. Меняет очень быстро, на глазах, в течение нескольких дней.

 

Необходимо с младенчества приучать щенка к выполнению команд «сидеть» и «ко мне» – это очень мощный инструмент выработки послушания и авторитета.

 

Приучение к чистоплотности

 

Кажется, что маленький щенок оставляет лужицы и кучки везде и постоянно, без каких‑либо правильных интервалов. На самом деле это не совсем так. Если у песика с желудком и мочевым пузырем все в порядке, то чаще всего он оправляется после сна, после еды и после физических нагрузок – после игры. Конечно, он может проделывать это и в промежутках, но реже. В любом случае, прежде чем оправиться, щенок беспокоится, вертится, ищет местечко. Так что ловите момент – выносите щенка на улицу, минут на 5–10. Конечно, если вы живете на десятом или даже на пятом этаже, проделывать этот фокус может оказаться затруднительным. Тогда застелите подходящий угол газетами и относите щенка туда. Сделать это нужно в той комнате, где щенок проводит большую часть времени. При этом одной газеты поначалу недостаточно, застеленная площадь должна быть довольно большой. И будьте морально готовы к тому, что щенок воспримет газеты как замечательную игрушку, которую можно рвать и упоенно разбрасывать клочки. Проявите терпение, через несколько дней все наладится. Когда щенок начнет сам пользоваться газетами и, повзрослев, начнется оправляться реже, начинайте приучать его оправляться на улице.

 

Если у песика с желудком и мочевым пузырем все в порядке, то чаще всего он оправляется после сна, после еды и после физических нагрузок – после игры. Конечно, он может проделывать это и в промежутках, но реже.

 

Не забывайте, что со щенком нужно подолгу гулять три раза в день, как со взрослой собакой, независимо от того, хочет он в этот момент оправиться или нет. Это необходимо, кроме всего прочего, для его физического и умственного развития.

 

Однако в любом случае кучки и лужицы неизбежно будут время от времени обнаруживаться в самых неожиданных местах. Не нервничайте и не раздражайтесь. У собаки стремление поддерживать чистоту в доме заложено в крови. Но должно пройти время, прежде чем эта склонность окончательно сформируется и щенок научится терпеть. Если вы регулярно выгуливаете щенка, он с определенного момента перестает оправляться в доме, как отрезает, даже если его этому специально не учат. Происходит это в возрасте от четырех до шести месяцев, у разных пород по‑разному. Не забывайте, что со щенком нужно подолгу гулять три раза в день, как со взрослой собакой, независимо от того, хочет он в этот момент оправиться или нет. Это необходимо, кроме всего прочего, для его физического и умственного развития.

Когда щенок сделал свои дела на газете или на улице, обязательно похвалите его, погладьте, восхититесь его умом и высокими душевными качествами. Щенок это оценит. Не забывайте, что в возрасте до двух, а у некоторых пород до трех месяцев, за щенком убирает сука. Так что, приучаясь оправляться «по правилам» песик совершает нешуточный подвиг. Категорически нельзя наказывать щенка, если он сделал лужицу или кучку в неположенном месте. Этим вы ничего не добьетесь, кроме утраты доверия к себе. Максимум, что можно себе позволить, – выговор. Запуганная наказаниями собака способна удерживаться не чаще, чем та, к которой относятся снисходительно.

 

Можно или нельзя собаку баловать

 

Слово «баловать» в обиходе означает множество разных способов обращения с объектом баловства, одни из которых безусловно вредны, поскольку портят характер или здоровье, другие безразличны, а третьи полезны или даже необходимы. Вообще, все хорошо в свое время и в свою меру. В частности, собака, привыкшая к ласке, совсем не обязательно избалованная собака. Подробней об этом мы поговорим чуть ниже. Признаком избалованности считается также, когда собака спит в одной постели с хозяевами и получает вкусные кусочки со стола. Это тоже зависит от обстоятельств. По большому счету то, какой образ жизни выберете вы и ваша собака, ваше личное дело – у каждого свои вкусы и свои представления о том, что допустимо, а что нет. Баловство начинается не тогда, когда ваша собака спит в кресле, баловство, это когда вы уступаете ей место в кресле. Это, по мнению собаки, значит, что вы признаете свое подчиненное положение. И это чревато порчей характера, причем неприятности грозят не только вам, но и самой собаке. Я уже говорил, что собака, даже со склонностью к лидированию, чувствует себя спокойно и комфортно, только если у нее есть «вожак».

 

Баловство начинается не тогда, когда ваша собака спит в кресле, баловство – это когда вы уступаете ей место в кресле

 

Когда мы с женой около полутора десятков лет назад, после длительного перерыва, снова завели собаку, мы решили, что держать ее будем в строгости, никакого спанья в постели и никаких кусочков со стола. Не помню уже, с чего нам в голову вступила эта глупость, но около года мы выдерживали принятое решение, и наш пес был образцом воспитанности. А потом пришлось на полгода уехать работать в поле. Жильем нам служила маленькая «альпийская» палатка, и я хотел бы посмотреть, у кого бы хватило духа выгонять скотча на ночь наружу, под дождь или в тучи гнуса. Во время рабочих маршрутов мы не устраивали псу отдельных трапез, а кормили его тогда же и тем же, когда и что ели сами. Естественно, когда мы вернулись в городскую квартиру, пес не пожелал менять приобретенных привычек. Что касается кормления, то тут мы настояли на своем, хотя кусочки со стола ему порой перепадают, а что касается спанья в постели – махнули рукой. Поскольку он привык, что спать надо в ногах, то ничего, кроме обоюдного удовольствия, это за собой не повлекло. И все это никак не сказалось на его уважении к нам и к дисциплине.

 

Правила вашего повседневного поведения

 

Избалованная собака – это собака, которой хозяин постоянно уступает. Ну и что делать? Не уступать? Но ведь так жизнь превратится в кошмар, тем более что многие просьбы собаки вполне справедливы и требуют удовлетворения. Но, как ни странно, сильнее всего портят характер уступки в мелочах. Именно мелкие, на наш взгляд, преимущества служат знаками отличия вожака, как право не снимать шляпу в церкви служило знаком отличия владетельного сеньора. Поэтому в обращении со щенком следует вести себя так, как ведет себя вожак, и придерживаться определенных правил, пусть мягко, но непреклонно. Придерживаться их необходимо не только вам, но и другим членам вашей семьи.

 

Вы, наверное, видели, в зоопарке или в фильмах о живой природе, какими ласками пользуются обезьяны. Это в первую очередь объятия и перебирание пальцами шерсти – «поиск блох». Мы с вами тоже обезьяны, и наши ласки имеют много общего. У волков и у собак популярностью пользуются совсем другие приемы.

 

Соблюдая эти правила обращения со щенком, вы избавите себя от многих возможных проблем в будущем. В частности таких, как непослушание, воровство и агрессия в адрес хозяина и членов его семьи. Некоторым такое обращение с собакой может показаться пренебрежительным, несправедливым и для собаки обидным. Но, поверьте, это чисто человеческое восприятие. Собака, уступая признанному вожаку, не ждет от него вежливой улыбки и при этом чувствует не больше дискомфорта, чем вы, уступая дорогу мчащейся машине, повинуясь сигналам светофора или регулировщика. И если вы применяете в обращении с собакой правила человеческой вежливости, она поначалу оказывается в таком же недоумении, в каком оказались бы вы, вздумай регулировщик спросить вас, какой поток ему пропустить. Если ситуация повторяется неоднократно, собака может решить, что она такой же регулировщик, как и вы, ничем не хуже. И тогда она начнет вести себя без всякой оглядки на ваши ожидания вежливости и взаимности. И отстаивать свои привилегии, например возможность спать на мягком диване, она будет с чувством глубокой своей правоты.

 

 

Правила поведения вожака просты и, в общем, довольно немногочисленны. Основные из них таковы:
  • Никогда не допускайте, чтобы собака брала еду со стола, из сумки или тем паче без разрешения откусывала от бутерброда в вашей невзначай опущенной руке. Такое бесчинство всегда, при любых обстоятельствах заслуживает наказания. Вообще, еду собака получает только с вашего соизволения. Никогда не оставляйте еду в миске. Если вы кормите собаку правильно (см. раздел «Содержание и уход»), то в миске вообще не должно ничего оставаться. Если осталось – уберите и выбросите или припрячьте до следующего кормления.
  • Если собака лежит в узком проходе на дороге и мешает вам пройти, можно через нее перешагнуть, но вот обходить ее не надо, это поведение подчиненного. Если собака пристрастилась лежать в коридоре, где она вам мешает, проходя просите (или принуждайте) убраться с дороги, даже если пес спит. Собаки очень хорошо ориентируются в таких ситуациях и обычно достаточно прикосновения или слова, чтобы она поняла, что от нее требуется. Если не поняла – объясните. Дорогу вожаку нужно уступать – это непреложное правило. Конечно, если собака лежит посреди просторной комнаты, делать это ни к чему. Но в такой ситуации собака и не воспримет ваш обход как уступку.
  • Не уступайте настойчивым требованиям, если речь не идет о насущной необходимости, вроде выхода на улицу, когда у пса прихватило живот. Если собака слишком энергично пристает к вам, требуя ласки, игры или лакомства, не выполняйте требования. Тут вполне уместен даже выговор. Уступать можно не требованиям, а просьбам и приглашениям. В представлениях волков, собак, да, пожалуй, и людей – просящему приличествует смирение. Но если хорошо воспитанная собака внезапно начинает настойчиво требовать от вас непонятно чего, стоит прислушаться. Быть может, речь идет о чем‑то действительно серьезном.
  • Если собака лежит или даже спит в кресле, куда вы хотите усесться, без колебания попросите ее освободить место. В крайнем случае, если мягкосердечие не позволяет вам такой жестокости, возьмите ее на руки и отнесите в другое кресло или на ее собственное место. Вам так будет легче, а собака и то, и другое воспримет, как демонстрацию вашего превосходства. И никогда не уступайте собаке занятого вами уютного местечка, когда она на него просится. Пустить рядом с собой или даже взять на руки – ради бога, если собака деликатно просит, а не требует. Но уступать свое место нельзя, вожаки так не поступают.

 

 

Ласка

 

У млекопитающих и даже у некоторых птиц ласки имеют много общего, поскольку происходят преимущественно от поведения при обогреве детенышей (объятия) или от поведения при уходе за покровами тела (облизывание, перебирание шерсти, поглаживание). Однако особенности ласк у разных видов животных могут очень существенно различаться, и ласки одного вида могут быть совершенно непонятны другому. Вы, наверное, видели, в зоопарке или в фильмах о живой природе, какими ласками пользуются обезьяны. Это в первую очередь объятия и перебирание пальцами шерсти – «поиск блох». Мы с вами тоже обезьяны и наши ласки имеют много общего. У волков и у собак популярностью пользуются совсем другие приемы. Основная форма ласки – облизывание или прикосновения носом. Менее распространенная – «выкусывание блох».

 

Очень умные и хорошо обученные охотничьи собаки или собаки защитно‑караульной службы могут правильно понимать сочетание сдерживающей команды («нельзя» или «сидеть») с успокаивающим поглаживанием: «Ты, брат, прав, желая покусать это создание, но в данный момент этого делать нельзя». Но не все понимают это и не всегда. Довольно часто такое поглаживание «срывает» сдерживающую команду.

 

Лаская свою собаку, помните, что она не понимает обезьяньих ласк. Обнимая и тиская собаку, вы ее не столько ласкаете, сколько, по ее мнению, довольно жестко утверждаете свое превосходство. Лучше этого не делать вообще. Если же очень хочется, то приучать щенка к этому способу ласки нужно очень постепенно. Вспомните, даже наши собственные маленькие дети в большинстве случаев только терпят объятия родителей, а тем более посторонних. Они любят такую ласку, но лишь в определенных ситуациях, когда хочется утешения, защищенности и уюта. Ни в коем случае нельзя валить щенка с ног. Это с его точки зрения уже вовсе даже на ласку непохоже, как бы мягко вы это не проделывали. Валить щенка можно в игре, но игра и ласка у собак, как и у детей – вещи совершенно несовместимые. Игра – дело серьезное.

 

Это самая невинная, с собачьей точки зрения, ласка

 

Лаская свою собаку, помните, что она не понимает обезьяньих ласк. Обнимая и тиская собаку, вы ее не столько ласкаете, сколько, по ее мнению, довольно жестко утверждаете свое превосходство.

 

Если вы хотите, чтобы пес воспринял вашу ласку как ласку, лучше всего перебирать его шерсть (почесывать) на щеке, под ухом, сбоку шеи, на брюшке (у стоящей собаки или когда она сама разлеглась кверху брюхом). Именно эти места облизывают и вынюхивают волки и собаки, ласкаясь друг к другу. Некоторые собаки очень любят, когда им почесывают основание хвоста и заднюю поверхность ляжек, но только люди, которым они полностью доверяют. Вообще, «допуск» к анальной части – признак высокого доверия собаки. Почесывать спину или холку не стоит, это слишком явная демонстрация превосходства.

Поглаживание по голове или по холке – это ласка, так сказать, покровительственная, с оттенком превосходства. И потому чужие собаки и собаки с выраженной склонностью к лидированию поглаживания не очень любят. Вообще, самая невинная ласка, с собачьей точки зрения, это когда одна собака лижет другую в губы. Это не несет ни малейшего оттенка доминирования. И хотя далеко не все любят, когда собака лижет их физиономию, но это одно из выражений полного дружелюбия, лишенного всяких задних мыслей.

Ласками избаловать собаку невозможно. Чем больше вы ее ласкаете, тем больше она ценит ваше общество. Конечно, если вы не мешаете ей при этом есть, спать, играть и заниматься другими насущными делами, которые ласка отнюдь не заменяет. А поглаживание по голове или по спине еще и мягко напоминает ей о вашем превосходстве. Ласки вредны (и очень вредны) только в одном случае. Когда вы лаской пытаетесь прекратить нежелательное поведение собаки, «успокоить» ее. Эффект получается совершенно обратный – собака искренне считает, что вы ее поощряете. И хотя она может порой отвлечься на ласки любимого хозяина и действительно успокоиться, но она запомнит это как поощрение, и чем дальше, тем труднее с ней будет сладить…

 

Отношение собаки к членам вашей семьи

 

Маленький щенок, взятый в семью, в первые дни с одинаковым почтением будет относиться ко всем ее членам. Но довольно быстро он начнет вас всех различать и вести себя по‑разному. Если уходом за щенком и его обучением занимается преимущественно кто‑то один, то этот человек, скорее всего, и займет место вожака. Но так бывает сравнительно редко, в обычной, сравнительно небольшой городской семье со щенком возятся все и в качестве вожака он избирает того, кто, по его мнению, в семье главный. Иногда его мнение может не совпасть с вашим, но это ничего не значит, все‑таки у щенка несколько иные взгляды на жизнь и людей, и авторитет для него – не совсем то же, что для вас. Кто‑то может быть признанным главой семьи, в том смысле, что он или она решают, «как жить дальше». А кто‑то может распоряжаться повседневным распорядком и вести хозяйство. Велика вероятность, что щенок сочтет вожаком этого последнего. Но и ко всем остальным щенок будет испытывать почтение.

У нормальной собаки все «рядовые члены стаи» будут вызывать уважение и тогда, когда она совсем вырастет. Внешняя разница в отношении может быть довольно незначительной. У трех наших скотчей четко уловить разницу в отношении к нам можно практически только в одном случае: когда мы в малознакомом месте расходимся в разные стороны. Кобель, если нет на то других указаний, всегда идет за мной. Старшая сука, если ее не отозвать специально, идет за тем, за кем пошел кобель. А их дочь следует за моей женой или, в ее отсутствие, за нашим сыном. Что касается послушания, радости после отлучки и тому подобных проявлений любви и уважения, то различия можно уловить с трудом и не всегда.

 

Собака может пытаться «ставить на место» тех, кто, по ее мнению, не является признанным вожаком. Наиболее велика вероятность оказаться в таком положении у детей и пожилых членов семьи. И чтобы этого не случилось, все члены семьи должны соблюдать «правила поведения вожака» с первых дней появления собаки в доме.

 

Однако некоторые собаки, особенно собаки с выраженными задатками лидера, став взрослыми, могут начать относиться к «рядовым членам стаи» несколько свысока. То же может произойти, если в дом взята взрослая собака. Обычно «неуважение» проявляется лишь в меньшей готовности слушаться. Но у некоторых псов, или в некоторых ситуациях, собака может пытаться «ставить на место» тех, кто, по ее мнению, не является признанным вожаком. Наиболее велика вероятность оказаться в таком положении у детей и пожилых членов семьи. И чтобы этого не случилось, все члены семьи должны соблюдать «правила поведения вожака» с первых дней появления собаки в доме. Подробней о том, как исправить подобную ситуацию, если она сложится, я расскажу в главах, посвященных воспитанию «трудных» собак.

[1] Реакции преследования и следования не имеют между собой ничего общего, это разные вещи.

 

[1] Одобрение и порицание практически никогда не «срабатывают» с первого предъявления, имейте это в виду. Как, впрочем, и наказание с поощрением.

 

[2] Дрессировка собак разделяется на общий курс (ОКД), в ходе которого собака усваивает ряд универсальных команд и обучается послушанию, и специальный (СКД) – здесь ей прививают уже профессиональные навыки розыскной, спасательной, пастушеской, сторожевой или другой собачьей специальности.

 

[3] Это касается главным образом кобелей, причем «интеллигентных» пород. Суки и бойцовые собаки сплошь и рядом хватают противника за что попало. Некоторые лайки и азиатские овчарки соблюдают ритуал джентльменского поединка только в отношении знакомых собак.

 

 

Название книги – Собака. Руководство по дрессировке и уходу

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *