Прикладная дрессура — Кинология. Всё о собаках и хозяевах

Общий курс – некоторые необходимые команды

Любая дрессировка преследует одну только цель – научить животное выполнению необходимых человеку команд, и добиться беспрекословного их выполнения. Беспрекословное выполнение достичь можно, лишь переведя команды из области условных рефлексов в область рефлексов безусловных – то есть выполнять собака их будет так же автоматически, как задирать лапу над меткой или скалить клыки перед соперником.

Это довольно тяжело, но вполне осуществимо. Другой вопрос, стоит ли тратить силы, время и деньги для того, чтобы вбить своему питомцу, допустим, команду «лежать»? Да, он будет падать, как подкошенный, где попало, даже в ледяной весенней луже будет лежать неподвижно – но нужно ли вам это? Где вы будете укладывать свою собаку – возле магазина? Возле нудистского пляжа? Для того, чтобы убрать питомца во время уборки квартиры, к примеру, есть команда «место» – на своем месте собаки обычно лежат и без всяких команд.

Я веду к тому, что узкоспециализированные команды для городской собаки не являются необходимыми и тратить время на их отработку вряд ли имеет смысл. Выборка вещи, без которой был невозможен курс ЗКС в советской армии, может быть отработана, но не может быть применена. По действующему законодательству нельзя даже обыскивать напавшего на вас человека – для этого есть соответствующие органы.

То есть – жизнь в городе требует лишь несколько команд, но выполнять которые собака должна без сбоев. Именно они являются необходимым минимумом для долгой и благополучной жизни в городе. И отрабатываются, и применяются они на улице. Рядом, ко мне, стоять, сидеть, вперед – эта пятерка, наработанная хотя бы до среднего уровня, позволит вам избежать многих критических и конфликтных ситуаций.

Другой вопрос – с какой скоростью вы хотите добиться от собаки полного послушания и какие усилия готовы приложить именно вы? Не секрет, что собака охотней всего слушается того, кто ей занимается. Если вы предоставили своего питомца профессионалу а потом попытались командовать сами, то будьте готовы к тому, что вас собака слушаться не станет. С дрессировщиком за время занятий и конфликтов возник контакт, которого у вас с собакой нет и быть не может. Вас все равно придется доказывать свое право на команды, хотя, конечно, нервной энергии и сил вы затратите гораздо меньше.

Кстати, будьте готовы и к тому, что вам придется применять силу – эта годами проверенная необходимость пугает большинство слабохарактерных горожан. Люди никак не могут понять, отчего собаки в телевизионных фильмах прекрасно понимают все, что актеры им объясняют без помощи команд, а вот у добрых хозяев не хотят, как ты не бейся.

У меня давно уже возникла смешная мысль – создать еще один сериал, только не про умных собак, а про то, сколько сил дрессировщика тратится на один единственный дубль и какие твердо усвоенные команды при этом применяются. Именно твердо усвоенные команды, а не милые беседы актеров с песиками

«Пойди, возьми гранату – только не лимонку, а РГД – у меня в красной сумке, положи ее под стул вон тому детине с повязкой на глазу и джинсах с заклепками. Только чеку не выдерни, а то мы с тобой тоже взорвемся» Шепчет актер собаке и та бежит, несет гранату нужной марки, аккуратно кладет ее под стул и возвращается. Молодец – говорит главный герой – получишь три булочки…

И горе ему, если попытается обмануть и вместо трех всучить две булки!! Вот если бы он предложил четыре, то собака бы не обиделась.

Бог с ними, с создателями этой ерунды, если люди в кинематографе по своей живучести и физическим характеристикам превосходят самые смелые фантазии, то что говорить о собаках. Но только от среднего человека никто не требует повторения подвигов Рембо, зато от средней собаки многие хотят интеллекта их экранных соплеменников.

Собственно говоря, любой живой организм, обладающий интеллектом ( будем говорить о млекопитающих) в дикой природе постоянно подвергается все той же дрессировке. Невольной и не преследующей никаких меркантильных целей, но тем не менее довольно жесткой и очень эффективной. Все молодые животные под присмотром родителей проходят, можно сказать, курс молодого бойца, или общий курс дрессировки. И если наши, городские собаки по идее могут прожить и без дрессировки (всю жизнь на поводке) – то в природе подобных вольностей быть не может. Любое отступление от курса карается смертью. Либо наказанием, настолько жестким, что невольный урок запоминается сразу и навсегда.

Конечно, большинство хозяев, как существа цивилизованные, не хотят повторять за матушкой‑природой и надеяться перебороть упрямство своих питомцев лаской и внушениями.

Прикладное послушание

Для начала работы неплохо найти общий язык клиенту и специалисту. Это полезно для обоих – кинолог должен узнать о собаке как можно больше. Хотя, к слову, профессионал навскидку определяет тип нервной деятельности и, соответственно, выстраивает свою линию поведения. Но если тип психологической конституцию собак узнать довольно просто, то про различные события ее жизни может поведать только хозяин. Желательно узнать, кто родители, где щенок содержался до приобретения (если работать предстоит со щенком) и давно ли его взяли, были ли ситуации, боится ли он собак, машин и так далее.

Работал ли человек с собакой самостоятельно – эти самостоятельные занятие просто беда. В самом деле, интересны особенности человеческой психики. Для того, чтобы починить испорченную стиральную машинку или телефон, приглашают специалиста. Сделать ремонт в ванной, положить паркет, поменять замок и так далее. Никто даже не сомневается, что мастер сделает лучше. Но вот для того, чтобы провести курс общей дрессировки, оказывается, нужен только хозяин или брошюрки из серии Вы Тоже Это Можете. И берутся люди уговаривать собак, внушать, сердиться и обижаться. Как правило, толку от подобных задушевных разговоров и обид на всю жизнь немного – если не считать возникшие нежелательные связи, которые потом тормозят всю работу дрессировщика.

Неплохо вкратце рассказать все основные этапы работы – что из чего следует и чем должно закончиться. Чего делать нельзя ни в коем случае – в частности, не стоит владельцу заниматься со своей собакой самостоятельно. Именно из‑за неспособности заметить тонкости, которые могут привести к различным нежелательным последствиям.

Время занятий – вопрос тоже интересный. Час – слишком мало, три – слишком много. В идеале работать с собакой нужно полтора – два часа, в зависимости от нагрузки, количества раздражителей и команд. Причем первые полчаса тратятся на создание у животного рабочего настроения – все, приехал дрессировщик и никуда от этого не деться – вторые – на борьбу с разными отвлекающими моментами. И только к третьей части начинается собственно работа. К этому моменту собака устает бороться, различные раздражители не оказывают уже угнетающего все остальные зоны мозга действия, просыпается голод и, соответственно, заинтересованность.

В то же время стоит объяснить принципы той дрессуры, которая будет применяться.

Так что лекцию по дрессировке провести обязательно надо – и если человек успел провести самообразование, то будет видно, насколько оно прошло успешно.

Не всем это, конечно, по душе, так как большинство клиентов относятся к дрессировке как к некоему заменителю волшебной палочки. Приехал дядя с непробиваемым апломбом, хлопнул в ладоши – все стало на свои места. И собака шелковая. И деньги тратить не надо. К сожалению, такого быть не может. И даже после того, как собака прошла полный курс дрессировки, человеку все равно приходится тратить усилия для того, чтобы показать свою силу и право управлять собакой так, как это делает дрессировщик.

Работа только лишь дрессировщика, без участия хозяина, нежелателен еще по одной причине. Человек, работающий с собакой, на собственном опыте познает, сколько усилий требуется для отработки даже пяти простейших команд общего курса. Как одна ошибка может перечеркнуть усилия нескольких дней работы и прочее… в таких случаях претензий к качеству результата обычно не бывает. С другой стороны, демонстрация результата часто вызывает недоумение – как, всего пять команд за десять занятий? Остается только доказывать – простые объяснения уже не помогают – что на той же площадки таких результатов клиент бы добился за полгода – год, но это бы все равно не имело бы значения, так как команды выполнялись бы только на самой площадке.

Стоит немного отвлечься и сравнить все плюсы и минусы индивидуальных занятий и занятий в группе. тут я опять же рискую показаться пристрастным – только из за того, что в групповых занятиях при всех их недостатках есть один, но существенный плюс. Собаки привыкают работать при сильных раздражителях, какими являются, бесспорно, другие собаки. При индивидуальной работе собака контактирует только с дрессировщиком и хозяином, поэтому любая особь своего вида может перекрыть выполнение любых команд.

Но это единственный плюс площадочной работы. И та самая скученность, которая помогает в одном, сильно мешает в другом случае. Прямо скажем, что выучить свою собаку на площадке способен только человек, обладающий опытом, и немалым. Потому как дрессировщик сидит, или стоит в центре площадки, и дает отмашку к началу выполнения той или иной команды. С собаками при этом воюют сами хозяева. С одной стороны это хорошо, какой‑никакой контакт между животным и человеком так или иначе налаживается. Вопрос в том, что несет такой контакт? Я уже говорил, что по незнанию можно запросто создать нежелательные связи во всей их красе и этого не заметить.

Пример простой – подается команда сидеть. Конечно, ознакомительный этап уже пройден. Собака, которую что‑то отвлекло – известно, что, ближайший сосед – команду не выполняет. Хозяин повторяет «сидеть» раз шесть, а то и больше, потом не выдерживает и наказывает собаку поводком или шлепком по крупу. Собака садиться, и тут мягкосердечному «дрессировщику» становиться стыдно за свое негуманное поведение, он чуть ли не со слезами бросается к животному и начинает его гладить и хвалить. Как же – ведь собака сидит, то есть выполняет то, что от нее и требовалось.

Так повторяется несколько раз кряду. Потом вдруг оказывается, что животное просто не может выполнить команду без воспитательного хлопка.

Если проследить последовательность возникновения нежелательной связи, то начало ее мы увидим в бессмысленном повторе команды. Не забывайте, что ознакомительный период давно прошел – и теперь команда должна даваться максимум два раза. Потом следует наказание за невыполнение. И наказание должно быть действенным, то есть эффективным и запоминающимся. Тут следует уточнить, что болевой порог у большинства пород гораздо ниже, чем у человека и, следовательно, то, что, что нам кажется серьезным наказанием, для собаки просто шлепок. Порой даже не заслуживающий внимания.

Как, например, в описываемой реальной ситуации про появление нежелательных связей. Собака не выполнила команду – то есть проигнорировала желание вожака. За это она получила невнятный шлепок, который доставил ей, прямо скажем, не так уж много неприятностей – и целую гору ласки и похвалы. Ласка и похвала, как хозяину кажется, должна искупить его немотивированную жестокость.

После второго‑третьего раза возникнет четкий ассоциативный ряд – повторяющиеся команды – невыполнение – легкое наказание – выполнение – ласка и похвала, с лихвой покрывающие шлепок или окрик.

Жалкое зрелище представляют собаки после подобной дрессировки – как правило, со временем хозяева наказание ужесточают, и команда вызывает у животного просто мандраж. Но последовательность действий уже закреплена, как условный рефлекс, и собака просто ждет неизбежного.

Для того, чтобы не попасть в такую ситуацию, следует помнить, выполнять и внушить клиентам два правила – команда не повторяется больше двух раз. При этом первый раз она подается громким и уверенным голосом, второй раз это уже окрик, третий раз – наказание. Оно должно быть достаточно жестким, только для того, чтобы в следующий раз у собаки не возникло желания проигнорировать команду.

Лучше повторить еще раз – если вы не уверены в том, что можете заставить собаку выполнить команду, лучше ее не подавать.

Иногда бывает так, что после подачи команды – сидеть, допустим – животное начинает ее выполнять, но делает это либо слишком медленно, либо просто отвлекается на полпути. В таком случае собаке надо помочь, каким образом – зависит опять же от ситуации. Если собака только‑только стала самостоятельно выполнять команды, то в процессе выполнения ее надо хвалить. Если же она прекрасно понимает, что от нее требуется, но работать не хочет по принципиальным соображениям, то тогда совсем другое дело. Тут можно и прикрикнуть.

Главное – не хвалить за невыполненные команды и не ругать за работу.

Поведение при первой встрече.

Первое занятие, как я уже говорил, не будет, да и не должно отличатся какими бы то ни было результатами.

Некоторые собаки, особенно агрессивные особи, среди которых много откровенных трусов, просто не поймут, что это за человек появился и отчего он что‑то начинает требовать. Так же собаки с явными задатками лидера и врожденным недоверием к чужим. Они просто не подпустят к себе.

То же самое относится к так называемым трусливым агрессорам. С этими еще хуже – если врожденный лидер, спокойный и уравновешенный, будет подчиняться хозяину, посматривая на присутствующего незнакомца, то агрессивный трус всю свою энергию потратит на броски, лай и паническое отступление.

Хозяева, которых пробивает пот от чрезмерной энергии своей собаки, как правило, не могут толком воспринять те прописные истины, которые известны каждому кинологу.

Только некоторые, дружелюбные собаки, которые с искренней радостью относятся ко всем, позволяют влиять на себя с самого первого занятия. Конечно, они тоже посматривают с легким недоумением на незнакомого человека с властными манерами, но, будучи по природе неконфликтными, в серьезный спор вступать не собираются. Как правило, единственная причина неподчинения таких собак – нежелание или неспособность хозяина к какой либо твердости. Занятия с такими особями проходят очень хорошо, владельцы, как правило, довольны, никаких слишком больших проблем не возникает.

Фактически, задача первых занятий – двух или трех, зависит от упрямства собаки– дать ей почувствовать силу человека вообще и власть дрессировщика в частности. Насколько жесткой будет эта демонстрация, зависит от каждого конкретного случая. Одновременно, конечно же, даются две основных команды – рядом и стоять. Потом уже на них, как на фундамент, накладывается отработка выдержки, а так же – сидеть и, по необходимости, лежать.

Как правило, на третьем – четвертом занятии собаки принимают безусловное главенство дрессировщика, налаживается контакт по принципу «доминант – подчиненный» и дальнейшая работа проходит уже без явных эксцессов.

Желательно, чтобы при этом присутствовал хозяин – я уже говорил, что постепенно власть дрессировщика будет ассоциироваться и с хозяином, как с второстепенным раздражителем. В итоге хозяину не придется затрачивать чересчур большое количество нервной энергии и участие его в процессе дрессировки будет минимальное. Что вполне устраивает людей, неспособных самостоятельно ставить свою собаку на место.

Как ни странно, но лучше с самых первых занятий давать как можно больше разнообразных команд – не тридцать три, конечно, и не сорок восемь, но по крайней мере все пять. Только в разной последовательности и в различных условиях. То есть команда «сидеть», которая подается непосредственно во время команды «рядом», выполняется легче, чем та же самая команда в статистике, то есть в неподвижном положении собаки. Определенное нервное напряжение, которое сопровождает любое выполнение команды – если работа переведена на придание командам статуса безусловных рефлексов – легко снимается движением.

Получается, что во время статической отработки команд собака, которая в движении легко выдерживает неподвижность, отход хозяина от себя на расстояние в несколько метров и не делает попытки к нему подойти, на месте (без предварительной команды «рядом») просто не может усидеть. И если команды сидеть– лежать– сидеть примерно в такой последовательности выполняются хорошо, то команда «стоять» тут же перетекает в команду «ко мне», то есть в подход к хозяину.

Чтобы этого не произошло, нельзя создавать блок доминирующих команд – то есть команд, которые отрабатываются гораздо больше, чем остальные, и которые в прямом смысле глушат отработку иных команд.

То есть занятие строится по такой схеме – сначала отрабатывается команда «рядом» и «стоять». Потом с помощью лакомства собака делает стойку, усадку и укладку на месте. Потом постепенно начинается вводиться выдержка – отход на шаг, возвращение и поощрение. Потом подход по команде «ко мне», с обходом вокруг ноги и усадкой

Гораздо проще воздействовать на собаку двойным раздражителем, чем потом связывать команду «сидеть», допустим, с жестом. То есть отрабатывать условный рефлекс второго уровня. Главное в управлении собакой двойным раздражителем – исключить подход к хозяину при смене команд. Если этот подводный камень преодолен, то к концу курса все, что нужно для управляемой городской собаки ваш питомец будет знать.

* * *

Когда расстановка сил между кинологом и собакой ясна, процесс дрессировки упрощается – и теперь важно не перегнуть палку. Собака, которая приняла главенство человека – не в плане выражения симпатии, а в плане подчинения командам, какие бы раздражители кругом не бушевали и как бы не манили к себе всякие привлекательные запахи. – совсем не обязательно будет демонстрировать чудеса послушания.

Неподчинение – как форма пассивного протеста. При давлении может перерасти в агрессию – по принципу крысы, загнанной в угол. Единственный способ справиться – ласково и спокойно переключить внимание. В разумных пределах допустимо давление – но без жесткости и перегибов.

С другой стороны, с чересчур возбудимыми и трусливыми собаками работа частенько сводится к успокаиванию и уговорам. Так как силовое воздействие, о котором я говорил выше, они просто не воспринимают. Иначе говоря, новое силовое воздействие просто накладывается на старую панику, еще и усиливая ее. Ни о какой работе тут даже речи быть не может.

Собаки подобной конституции часто встречаются, как это ни странно звучит, при вольерном содержании. Ограниченность воспринимаемой визуальной информации делает свое дело. Фобия, которая в результате такого воспитания развивается у щенка, зависит от черт характера и может идти по двум направлениям – либо базирующаяся на страхе неуправляемая агрессия, либо, как противоположность этому, доброжелательная пассивность. С собаками первого типа работать невозможно из‑за постоянной истерии и попыток укусить, собаки второго типа впадают в панику при малейшем изменении в окружающей среде, ландшафте или контактирующих с ними людях. Паника эта выражается в стремлении забиться в конуру, сараи, под изгороди так далее. Ни уговоры, ни окрики и прочее воспитательное насилие не работает.

С собаками второго плана довольно легко зайти в тупик, особенно когда хозяева требуют немедленной демонстрации результатов и объяснения про испорченную психику не принимаются в расчет.

Часто бывает, что подчинившаяся собака не выполняет команды по совсем другой причине, нежели пассивный протест. Она так искренне выражает свою радость и покорность, что у человека просто опускаются руки. Не исключено, что смышленые животные преследуют далеко идущие цели, как бы странно – применительно к собакам – это не звучало. В любой собачьей стае – после ритуала, который можно смело назвать танцем приветствия, близкий контакт прекращается. Собака получает возможность заняться своими делами. И когда перед дрессировщиком собака исполняет не просто танец радости, а шоу в трех частях – то скорее всего после приветствия работу она выполнять откажется. И в этом будет своя логика, к тому же с точки зрения природы вожак, не прекративший свои притязания после выполнения ритуала, нарушает все законы, на которых стоит собачье сообщество. Но, после некоторого шока, даже самая хитрая и ласковая собака начинает подчиняться вожаку, который раз за разом расшатывает устои. Некоторая проблема может возникнуть с применением силы – я уже говорил не раз и буду повторять, что собаки не знают такого понятия, как равенство. И если силу не будете применять вы, то сила будет применима к вам. Ну а в лучшем случае вы просто будете бегать за вашей собакой всегда, когда ей захочется сделать что‑то, идущее вразрез с вашими планами.

Так вот… Чтобы избежать позорной участи зиц‑председателя, или, можно сказать, зиц‑хозяина, силу вам применить все‑таки придется. Конечно, как я уже говорил выше, надо опасаться перегибов – так как допустим, команда стоять, не высказанная, а выкрикнутая, приведет совсем к другому результату. Собака сядет – естественная реакция испуганного существа, стремление стать меньше и показать свою безобидность и незаметность. Собака, которая просто боится своего кинолога, или своего хозяина, все команды сведет к одной. Сидеть.

То есть строгость нужна, строгость просто необходима, но в разумных пределах. В то же время работа с впечатлительными и нервными собаками отнимает немного меньше нервной энергии, чем работа с собаками тяжелыми в моральном плане. Но при этом требуется гораздо больше наблюдательности и чуткости.

Бывает так, что собаки, подобные Габи, ( среднеазиатская овчарка, черный цвет, образ жизни – на участке и, в небольшой степени, в вольере. Любое новое явление вызывает защитную щенячью реакцию – несмотря на то, что у суки давно сменились молочные зубы и прошла течка. Падение на спину и струйка мочи. Если от нее пытаются чего– либо добиться, то начинается пассивный протест, потом ступор. )

Начинают прекрасно работать в первую четверть занятия, но потом, буквально через два десятка минут, теряют всякую способность что– либо выполнять. Причин тому может быть несколько – от обычной реакции запредельного торможения до напугавшего собаку запаха или звука. Что конкретно напугало животное, выяснить, как правило, не удается, остается только догадываться. В этих случаях стоит применить технику кратковременных команд. То есть ‑вы даете команду и, добившись ее выполнения, отпускаете собаку. Нервная энергия в таком случае тратится на движение и компенсируется, кроме того, положительными эмоциями от выполненной команды. (вы же не забываете ее при этом хвалить!!!!)

Конечно же, собаку в таком случае не стоит отпускать с поводка, но это‑то, как раз, и не проблема. На поводке можно прекрасно отработать все пять команд основного городского курса – рядом, стоять, ко мне, сидеть, гуляй.

Можно отрабатывать и без поводка, но тогда необходимо, в любом случае, ознакомительные занятия и воздействие индукционного ошейника. То есть у собаки просто не будет необходимости уходить от хозяина, так как там что‑то непонятное больно кусает за шею.

В этом случае после воздействия индуктором, возможно просто суетливое кружение рядом с ногами. То есть в принципе собака команду выполняет, но как‑то очень странно. То есть после подачи команды «сидеть» собака садится, сделав предварительно три круга. А команду «рядом» выполняет вообще прыжками то впереди, то сзади. В таком случае надо просто немного выждать и не слишком давить на собаку, можно просто переключить внимание на что‑либо более приятное, но потом, через небольшой промежуток времени, возобновить подачу команд. При этом следует играть голосом как хороший актер, повышая его при любых попытках собаки выбежать вперед или в стороны и меняя интонации на медоточивые при правильном выполнении команды.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *