Критические ситуации — Кинология. Всё о собаках и хозяевах

Как же заставить собаку, которая уже поняла свою силу и свою безнаказанность, подчинятся?

Сразу скажу, что в некоторых случаях единственный выход – просто избегать конфликтных ситуаций. Только немногие собаки кусают оттого, что им нравится сам процесс. Большинство пускает в ход зубы тогда, когда нарушаются ими же самими установленные границы. Одна собака может совершенно спокойно позволять лазить себе в рот, чистить уши, но приходить в ярость от прикосновений к задним лапам. Другая никого не подпускает к балконной двери. Третья, как вышеописанный ротвейлер, вознегодовал от покушения на дорогие его сердцу клочки газеты.

Но, какими бы причудливыми причинами не вызывалась агрессия на хозяина, она должна быть наказана немедленно и жестоко. Если нападение произошло спонтанно и неожиданно для вас, не остается ничего другого, как принять навязанный вам бой. Бывали такие экзотические случаи, когда с собакой боролись ее же собственными методами – то есть кусали за самое болезненное и уязвимое место, морду. Как правило, этот способ настолько шокировал бедных животных, что потом о бунте никто из них даже не помышлял.

Но это, согласитесь, все‑таки экзотика…

Если вам повезло и бросившаяся на вас собака на поводке, можете использовать метод «длинной руки». Понятно, что имеется в виду палка. Собака обычно не отличает руку от зажатого в ней орудия и вцепляется в нее так, как если бы это была рука нарушившего рамки приличия хозяина. Но когда во время боя рука выказывает нечувствительность к укусам и, свою очередь, наносит болезненные удары, собака сначала теряется, потом сдается. Хотя некоторые сообразительные животные быстро прекращают ломать зубы об палку и берут за то, что надо.

Если вам повезло меньше и в момент нападения собака находится в свободном состоянии, выбор у вас небольшой. Либо оказаться покусанным и побежденным, либо покусанным, но победителем. Кстати сказать, только немногие собаки кусают хозяев в полную мощь своих челюстей. Обычно укусы, как и в природе, демонстративные и оставляют просто неприятные болезненные отверстия. Настоящие хватки разъяренной собаки дробят кости, как скорлупу и выворачивают мясо кусками.

После такого оптимистичного отступления продолжаю тему. Остается только вступить с собакой в единоборство и выйти победителем. Это не так сложно, как кажется. В животном мире обычно побеждает более рослый самец. В мире людей даже среднего роста индивидуум гораздо выше большинства собак. Уже это настраивает даже злобного пса на возможное поражение. Далее – мудрая природа, спасая своих детей от лишних увечий, создала законы боя и приспособления, защищающие жизненно важные органы от смертельных ран. Собаки не будут рвать друг другу пах и живот. Для выяснения силы существует шея, артерии которой надежно скрыты складками кожи, жира и меха. Собаки встают на задние лапы – а человек всегда выше – и треплют друг друга, схватив за кожные складки на шее. Собака, которая выше ростом и может оттрепать соперника, навалившись на него сверху, сразу становится безоговорочным лидером. Собака, которая может вздернуть противника в воздух, не просто лидер, а лидер, достойный полного и мгновенного подчинения.

Если собака оказывается сбита на землю и челюсти противника смыкаются на ее шее, перекрывая кислород, инстинкт самосохранения заставляет ее прекратить всякое сопротивление.

Из вышесказанного следует, что в критической ситуации, при нападении собаки надо хватать ее за холку одной рукой, фиксировать за горло другой и, подняв по возможности в воздух, трясти до тех пор, пока не увидите все признаки покорности – поджатые хвост и уши, сошедший оскал, поскуливание, сменившее визг и рычание.

Если вам удастся перекрыть собаке приток воздуха и завалить ее на спину – тоже хорошо.

Напоминаю, что это не практические пособие для юного садиста, а советы людям, которым уже некуда отступать.

Конечно, и в первом, и во втором случае собака не будет покорно ждать, пока вы скрутите ее в бараний рог. Конечно, она будет рычать и кусать по возможности – и поэтому, коли от отчаяния вы решились на такие героические меры, дело надо доводить до конца. То есть до появления явных признаков покорности.

Если смоделировать конфликтную ситуацию самим, то к бою можно подготовится более хорошо. И, предварительно надев на пса удавку, а на руки – плотные резиновые щитки, можно добиться того же эффекта практически без покусов.

Хороший эффект в этом плане может дать все тот же электроиндукционный ошейник, надо только связать гнев хозяина с ударами током. То есть в данном случае поступать приходится не так, как при отучении собаки подбирать корм земли. Если собака взяла отброс и незамедлительно получила удар током, то эта неприятность связана с едой на улице. Если же она скалит зубы на хозяина, то наказание, конечно же, должно ассоциироваться именно с этим. Причем воздействие электричества должно быть максимальным. Первый же удар должен навсегда отбить охоту кусать хозяина и запрет должен намертво отпечататься в памяти.

* * *

Кстати, довольно забавно, но лишь немногие породистые собаки способны отстоять свою еду от хозяина. То есть естественные природные качества попросту атрофировались за ненадобностью – собаки, из поколения в поколения получающие от человека пищу в определенное время, не испытывают потребности ее защищать от себе подобных. И даже от членов стаи, которые немного на собак не похожи – то есть ходят на двух лапах, а не на четырех, и несколько странно выражают свою радость и раздражительность.

Совсем иное дело дворняги – эти, хоть и отбирались из поколения в поколение по принципу максимальной осторожности, за еду вцепляться в руку любому. Четырех месячные щенки скалят молочные зубки на протянутую кисть и кусают, не задумываясь. Правда, после соответствующей трепки мгновенно усмиряются и позволяют забирать еду хозяину – и это тоже заложено в генах. Не подчиняющуюся молодежь будут гонять до тех пор, пока она не подчиниться, в противном случае – убивают. Законы природы неизменны, и если человек пытается ставить их себе на службу то получается не всегда хорошо. Тем не менее любая собака, какой бы послушной она не была, рано или поздно будет проверять хозяина на излом. На этом стоит жизнь в собачьем сообществе – те члены стаи, которые находятся на нижних ступенях иерархической лестницы, будут постоянно проверять силу своего вожака. И придет момент, когда доминирующий самец будет уже не в состоянии ставить на место зарвавшихся юнцов. Тогда в одночасье он будет сброшен на дно, питаться объедками, либо уйдет вести жизнь одиночки.

Так же, как молодые бунтующие кобельки, будет поступать и ваша собака. Может быть, она просто не подойдет к вам по команде – для начала. И если вы не накажете ее за непослушание – опять же, не нарушая основных принципов дрессировки – то в следующий раз собака откажется идти рядом, потом не позволит надеть на себя ошейник, потом не пропустит мимо своего места….

Проявления слабости вожака будут расти, как снежный ком – и вам повезет, если дело не дойдет до покусов.

Хотя ставить собаку на место не так сложно, как кажется. Достаточно просто добиваться выполнения команд тогда, когда они подаются – но при этом боже вас упаси давать команду, не будучи уверенным в том, что сможете добиться ее выполнения. То есть если вы кричите «ко мне!» а собака при этом занята обнюхиванием какого‑либо меточного столба и оторваться от своего занятия не может, то лучше подойти и взять собаку на поводок молча, чем стоять в отдалении и вопить во весь голос.

Каждая невыполненная команда подмывает авторитет хозяина – и ни о каком послушании речи и быть не может.

Кстати сказать, на отношениях между хозяином и его питомцем дрессировка если и скажется, то только в лучшую сторону. Я уже говорил, что в собачьей стае равенства нет и быть не может – но при этом среди собак не возникает такого чисто человеческого чувства, как ненависть. Собака может подчиняться авторитету, и при этом любить его совершенно искренне и проявлять свою любовь всеми доступными способами. Точно так же, с такой же искренней любовью собака будет относиться к члену стаи ниже себя рангом – но при этом ставить его на место единственным имеющимся в распоряжении способом.

Никто за вас не сможет поставить собаку на место, никакой, пусть даже самый гениальный дрессировщик. Он может сломать любого обнаглевшего кобеля – иногда для этого хватает даже простой работы голосом – но вот наладить отношения между собакой и ее хозяином он не в состоянии. То есть бывают ситуации, когда при наличии вожака и даже в его кратковременное отсутствие собаки ведут себя прилично и не позволяют того, за что от доминанта была получена трепка. Но для этого все‑таки доминант должен быть рядом и постоянно напоминать о своем присутствии. Если разящий клык доминанта или его карающая рука не будут демонстрироваться достаточно часто, то и власть его будет таять точно в такой же пропорции.

И если дрессировщик, который напрямую задавил кобеля (конфликтуют, как правило, кобели, и конфликтуют они в основном с мужчинами.) дал тому понять, что наказание применилось за попытку укусить хозяина – то, вполне возможно, на какое‑то время иллюзия перемирия будет достигнута. Вполне возможно, что кобель будет слушать команды, которые ему вдолбил дрессировщик, поданные хозяином…

Но ничто не вечно под луной. Любую стаю сотрясают конфликты, цель которых одна – свергнуть вожака и воцарится на его месте. И если доминант будет отсутствовать слишком долго, то любая собака попробует восстановить справедливость и поставить каждого на то место, которое он заслуживает.

У домашних собак не рабочих линий все конфликты могут носить сглаженный характер, но с рабочими животными дело обстоит совершенно иначе. Я уже говорил, что отличие рабочей собаки от нерабочей обусловлено уровнем гуляющих в крови гормонов, биохимией, и, соответственно, активностью и агрессивностью. И для того, чтобы изменить характер, можно прибегнуть к двум способам. Первый – более радикальный и любимый западными кинологами. В самом деле, он разом и кардинально решает все проблемы. Опасная собака становится игрушкой со склонностью к обжорству и трусоватым настороженным дружелюбием.

Называется этот способ кастрацией. Собака теряет все черты, которые нами и ценятся в собаках – бесстрашие, недоверчивость, любопытство, активность, выносливость, агрессию – в определенных рамках.

Всех этих достоинств лишены кастрированные собаки.

С другой стороны, сам факт возможного единоборства со здоровенной тварью, от одного взгляда на которую становится нехорошо, повергает людей в панику. Я их прекрасно понимаю. Именно поэтому «строить» собаку надо со щенячьего возраста, когда в ответ на оскаленные молочные зубки вы можете так оттрепать наглеца, что память об этой трепке на всю жизнь сделает его шелковым. Но щеночек такой симпатичный, такой пушистенький и игривый… как можно его наказывать, как можно заставлять его скулить и визжать? Уверяю вас – очень просто. И если не сделать это в щенячьем возрасте, то потом, очень может быть, скулить и визжать придется вам.

У разных собак разные пристрастия, и то, что они будут от вас защищать, тоже может иметь несколько причудливый вид. Один мой клиент с ротвейлером при первой же встрече с нескрываемой гордостью показывал мне свои испещренные шрамами руки и жаловался на дрессировщицу, которая не смогла кобеля поставить на место. Я принял сторону неведомой мне кинологини, которая, в принципе, дала собаке не самый плохой на моей памяти общий курс. Я долго объяснял клиенту то, о чем писал выше… Но кончилось это тем, что ротвейлер покусал хозяина, когда тот попытался собрать разбросанные псом клочки газет.

Забавно в той далеко не смешной ситуации было то, что сестру хозяина ротвейлер просто боялся. Ей позволялось делать все.

Кто же на самом деле доминант и от кого приходится ждать всяких неприятностей вроде дырок на руках, а кто родился для второстепенной роли, всю жизнь в ней провел и вполне этим доволен? Это видно буквально со щенячьего возраста. Живой пример – этот самый ротвейлер Босс, полтора года, прошел курс общей подготовки (после чего и было сказано, что доминант никогда не будет кусать домашних, так как разорвать он их сможет в любой момент. Это заявление так поразило меня своей глупостью, что сейчас я не удержался и привел его еще раз.). После курса выполнял все команды кроме «лежать» и на улице вел себя достаточно лояльно по отношению к хозяевам. Если, конечно, не считать обычных собачьих грехов, которые остаются после стандартного обучения – подход к хозяину через раз, точнее, когда собаке захочется, полное игнорирование всех команд при виде посторонней собаки, регулярный отход от ноги при выполнении команды «рядом» и прочее. Проблемы, можно сказать, шаблонные и не стоящие отдельного обсуждения. Но при этом у кобеля был пунктик – дома он в клочья рвал ветошь и газеты, при попытках отобрать их или даже просто убрать мусор бросался на хозяина и кусал его. Все руки у парня были в шрамах.

После уточнения некоторых подробностей содержания, выяснилось, что :

  1. Кобель взят из милицейского питомника. ( То есть из места, в котором велась селекция собак по рабочим качествам.)
  2. Как только его принесли в дом, он сделал удачную попытку показать свое «я» – забрался а кресло, выбрав его себе в качестве логова, и никому не позволял в него сесть. Никто и не спорил со смешным песиком, который так комично себя вел.
  3. Он уступал свое место – кресло – только хозяйке, и то после того, как та на него в прямом смысле садилась. Щенок с недовольным видом выбирался из – под женской задницы, и покоренный, устраивался возле ее ног.
  4. Кроме хозяйки, он позволял делать с собой буквально все ее маленькому ребенку. В том числе и отбирать вещи, которые не отдавал никому.

Обычно с детьми у доминирующих кобелей отношения такие же, как и со щенками. То есть им позволяется играть и возится в строго означенных пределах.

Или собака позволяет ребенку все то же, что она позволяет и другим, стоящим выше членам семьи.

Неправильно был применен ошейник в истории ротвейлера, который дырявил руки хозяину. Я им его отдал на время с подробными инструкциями, что и как делать. Прошло три дня, и выяснилось, что применить ошейник по – серьезному не пришлось, не было случая. То есть мощный разряд тока собака должна была получить в момент броска на хозяина, чтобы именно этот момент ассоциировался с отрицательным воздействием – как и было сказано выше. Парень же пощекотал пса вторым уровнем и все…

Здоровенный кобель позволял делать все то, за что раньше штамповал руки, как детали – и отбирать косточки, и клочки бумаги, и тапочки, и игрушки, и все остальное. И все это из‑за ощущения электродов на коже. При мне и без ошейника кобель вел себя тоже очень хорошо – по крайней мере не кинулся кусать руку парню, как раньше, когда он на отработке выдержки стал гладить меня по защите. Но потом все вернулось на круги своя – в семье кобель признавал только маленького ребенка, зато беспрекословно и сестру. Остальных признавал и слушался только до определенного момента, когда планы хозяев не шли вразрез с его планами. Ошейник и любой слабенький разряд делал его просто шелковым – пока был надет.

Кроме того, в отношении к нему было применено воздействие доминанта – при этом доминантом была собака. Французский бульдог, которого привела хозяйка, хорошенько оттрепал щенка ротвейлера, чем упрочил авторитет дрессировщицы. Но когда курс был закончен, а ротвейлер почувствовал свою силу, в каждом встречном кобельке небольшого размера он видел потенциального вожака. если кобелек молчал, все было хорошо, но если хоть как‑то проявлял неуважение – можете легко представить, как долго может биться, допустим, французский бульдог с ротвейлером? И что после этого от него останется.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *