Инфекции вызванные Bartonella у домашних кошек

Эпидемиология и патогенез

Микроорганизмы
Род Bartonella, который включает микроорганизмы, ранее называвшиеся Rochalimaeaи Grahamella, в настоящее время состоит из 11 видов. Это грамотрицательные, аргиро-рофильные (серебристо-окрашиваемые), факультативно внутриклеточные коккобациллы или слегка изогнутые палочки приблизительно 1-2 мкм в длину. Благодаря методике негативного окрашивания у двух видов (В. bacilli-formis, В. clarridgeiae) наблюдались диаметрально противоположные жгутики. В первоначальном изоляте присутствовали фимбрии, однако их количество заметно сокращалось при последующих превращениях данной бактерии. Вид Bartonellaявляется гемотрофильным, поэтому обнаруживается прикрепленным к эритроцитам или внутри них. Однако он отличается от других видов Наето-bartonella,которые являются риккетсиальными патогенами и тоже связываются с эритроцитами. У домашних кошек можно выделить только В. henselaeи В. clarridgiae, причем оба являются одинаково важными с точки зрения зоонозной инфекции. Бессимптомные кошки с бактериемией являются основным источником двух этих видов бактерий. Хроническая инфекция на ранней стадии позволяет сделать предположение о том, что домашние кошки могут являться источником В. henselaeи В. clarridgiae, однако об их жизненном цикле известно немногое. До недавнего времени большинство попыток культивировать эти выделеленные у кошек микроорганизмы предпринималось в США, однако изоляты бартонеллы были получены также на Гавайских островах, в Японии, Израиле, Австралии, Франции и Нидерландах.

Заболевания у людей вызываются лишь некоторыми видами бартонелл, среди которых наиболее заметными являются В. bacilliformis(лихорадка Ороия, «перуанская бородавка») и В. quintana(окопная лихорадка). После нескольких лет споров оказалось, что В. henselaeи В. clar-ridgiaeответственны за большинство заболеваний, возникающих после того, как людей оцарапали кошки. При наблюдении 1200 таких случаев свыше 90% приводили к возникновению заболевания. Сейчас В. henselaeпризнана первичной причиной заболевания оцарапанных кошками людей с нормально функционирующей иммунной системой. А у людей с иммунодефицитом она может вызывать даже фатальный бацилльный ангиоматоз. Кроме того, эта же бактерия может вызывать эндокардит, висцеральный пелиоз, сепсис, гранулематозный гепатит или спленит, остеолиз и ретинит. На сегодняшний день считается, что В. clarridgiae, которая является наиболее часто встречающимся патогеном, может приводить к заболеваниям только при оцарапывании. Этиология бартонелл подтверждается специфическими серологическими тестами; культивированием данного микроорганизма, выделенного из крови или тканевого гомогената; обнаружением ДНК бартонелл в реактивных лимфтаических узлах, а также других поврежденных тканях; и тестированием оцарапанных участков кожи на антиген.

Распространение инфекции
Сейчас уже очевидно, что кошки являются не только механическими, но и биологическими разносчиками инфекции. Распространение Bartonella-инфекции у кошек изучалось с использованием методов культивирования крови и серологического тестирования. В Северной Каролине бартонелла была культивирована у 7 (28%) из 25 здоровых кошек и 17 (89%) из 19 кошек, которые царапали своих хозяев и тем самым их заражали. Исследования культуры крови, проводимые в Калифорнии, обнаружили, что 25-41% кошек оказались с бартонелла-бактериемией. В Северной Калифорнии культура крови 81 (40%) из 205 кошек дала положительную реакцию на бартонеллу, в то время как 166 (81%) из тех же 205 кошек дали положительную реакцию на В.henselae-специфичные иммуноглобулины (взаимный титр больше или равен 64). Кроме того, при других сероэпидемиологических исследованиях было обнаружено немалое количество серореактивных кошек. Джеймсон с коллегами (Jamesonetal., 1995) сообщили о серореактивности против В. henselae, причем в районе Скалистых гор она составляла 4% (5 из 128), на Среднем Западе — 7% (4 из 60), на Тихоокеанском побережье — 40% (32 из 80), на Гавайях — 53% (56 из 77), на юго-востоке — 60% (46 из 77). В Японии сероположительные результаты давали 6% (3 из 48) кошек на северо-востоке страны, а в центральной части это количество возрастало до 22% (13 из 59). Кроме того, о случаях заражения бартонеллой сообщалось из Израиля, Франции, Нидерландов, Египта и Португалии. Сравнительные результаты позволяют предположить, что заражение бартонеллой зависит от климата и разносчиков инфекции. Было обнаружено, что разносчиками В. henselaeявляются кошачьи блохи (Ctenocephalidesfelis). Кстати, блохи чаще всего встречаются в теплом и влажном климате, и именно этим отчасти можно объяснить наивысшую степень серореактивности в подобных регионах земного шара. Чаще всего ее демонстрируют дикие кошки.

У животных с поражениями иммунной системы возрастает восприимчивость к оппортунистическим инфекциям. Три группы ученых исследовали инфицированных ретровирусом кошек, чтобы найти доказательство его коинфекции с бартонеллой. Вопреки ожиданиям, не было обнаружено никакой существенной разницы между ретровирус-инфицированными и здоровыми кошками с точки зрения вероятности Bartonella-бактериемии или серореактивности. Это противоречит возрастанию вероятности Я. felis-инфекции у кошек, инфицированных вирусом иммунодефицита кошек или вирусом лейкемии кошек. Однако среди кошек с бактериемией IgGтитры инфицированных ретровирусом кошек были ниже, чем у кошек, свободных от этого вируса. Это может быть отнесено за счет пониженной способности иммунодефицитных кошек синтезировать специфические антитела на бартонеллу. Патогенная важность конкурирующих инфекций — ретровирусной и бартонелло-инфекции — пока еще до конца не определена. Для того чтобы выяснить, усиливает ли у кошек ретровирусная инфекция патогенность бартонелла-инфекции (как это происходит у людей с иммунодефицитом), требуются контрольные экспериментальные исследования.

Раньше считалось, что заболевания оцарапанных кошками людей чаще всего вызываются молодыми животными или даже котятами. Однако изучение распространения бактериемии или серореактивности на бартонеллу у кошек в возрасте 1 года или моложе привело к самым различным результатам. Большинство исследователей сообщили о том, что с точки зрения распространения бартонелла-инфекции возраст кошек не имеет особого значения. Таким образом, взаимосвязь между инфицированием людей и возрастом кошек может быть основана на более частых контактах именно с молодыми животными, которые так любят кусать, царапать или облизывать своих хозяев.

Заражение
Вид Bartonellaможет успешно поселяться в организме кошек после внутрикожной или подкожной прививки искусственно выращенных бактерий, а также после внутримышечного или внутривенного введения зараженной крови. Возможность заражения при оральном поглощении бактерий или зараженной крови не изучалась. В качестве переносчиков заболевания других видов бартонеллы были идентифицированы различные артроподы. Чомел с коллегами (Ckomeletal., 1996) продемонстрировали, что C./elis является горизонтальным переносчиком В. henselaeот кошки к кошке. Пять блох, инфицированных В. henselae,смогли передать эту инфекцию здоровым котятам, что привело к бактериемии в течение 2 недель со дня заражения. Однако неизвестно — то ли заражение происходит благодаря блошиным выделениям, например через расцарапывание блошиных фекалий в местах прививки, то ли через поглощение инфицированных блох. Доза В. henselae,необходимая для передачи инфекции людям, пока не установлена. С. felis является самой распространенной блохой, обнаруженной на кошках и собаках. Среди всех блох, найденных на кошках, примерно 97% составляют именно С. felis. Хотя такие блохи успешно кусают людей, эти укусы редко фиксируются в истории болезни бартонелла-инфицированных пациентов. Поскольку В. henselaeможно культивировать из фекалий девятидневной блохи, вполне вероятно, что контакт с этими фекалиями может иметь большое значение для передачи данного микроорганизма людям. Кошачьи когти содержат инфицированные фекалии блох, а потому являются очевидным способом занесения инфекции под кожу. Если же царапины отсутствуют, то инфицирование людей бартонеллами может происходить через зараженные фекалиями блох шерсть, мебель или ковры. Роль клещей в передаче В. henselaeили В. claringeaeпока еще не до конца изучена, однако имеется несколько не слишком правдоподобных сообщений о заражении людей В.henselae-инфекцией в результате укусов клещей. Учитывая большое количество кошек, инфицированных В. henselae или В. claringeae, а то и обоими, возможность передачи этих заболеваний людям именно через клещей маловероятна.

Скорее всего, к заражению людей бартонеллами приводят кошачьи укусы. Поскольку у кошек часто встречается стоматит, вполне вероятно, что рожденный в крови микроорганизм может присутствовать в слюне и передаваться людям через укусы или при облизывании. В. henselaeможно обнаружить в слюне кошек с бактериемией благодаря использованию полимеразной цепной реакции. В отличие от эпидемиологических особенностей инфекции вируса иммунодефицита кошек, В.henselae-серореактивность или бактериемия слабо связаны с образом жизни, драчливостью или половой активностью животных, поэтому, хотя и нельзя полностью исключать возможность заражения через слюну, подобный способ распространения инфекции среди кошек отнюдь не является господствующим.

Вертикальная передача бартонелл от матери к котятам изучалась на трех пометах. Были обнаружены как бактериемичные, так и небактериемичные котята, причем эти животные буквально кишели блохами. Чтобы выяснить возможность передачи инфекции при случайных контактах между кошками, Чомел с коллегами (Ckomeletal., 1996) наблюдали двух котят, живущих с пятью кошками с хронической бактериемией, причем блошиной инфестации не было. Даже спустя 21 неделю жизни у котят не произошло сероконверсии и развилась бактериемия.

Продолжительность инфекции
Патогенез инфекций В. henselae или В. claringeaeу кошек еще до конца не ясен. Кошки экспериментально заражались лабораторно-культивированными бактериями или инфицированной кровью. Когда прививалась культура бартонеллы, бактериемия была мимолетной, зато при инфицировании зараженной кровью — продолжительной и повторной. Кошки, экспериментально инфицированные зараженной кровью и проживающие отдельно, причем в среде, свободной от эктопаразитов, в течение 454 дней испытывали периоды бактериемии, перемежаемые периодами культуроотрицательной реакции. При этом культуроотрицательные периоды возникали хаотично и продолжались от 1 до 4 месяцев. Никакой цикличности при этом не наблюдалось. В двух случаях бактериемия была зафиксирована благодаря ксенодиагностике, когда бартонелла-инфекция передавалась от культуроотрицательного донора к кошке-реципиенту через переливание крови. Это указывает на тот факт, что с помощью ныне существующего метода культивирования крови трудно выявить очень низкий уровень бактериемии.
По-видимому, естественная инфекция у кошек тоже продолжается достаточно долго. Были идентифицированы бессимптомные носители, являвшиеся бактериемичными в течение 21 месяца. Однако эти инфицированные естественным путем кошки жили в таких условиях, что, скорее всего, подверглись не хроническому, а повторному заражению.

Коинфекция В. henselaeи В. claringeae была зафиксирована у одной естественно-инфицированной кошки, принесенной в жертву долговременному исследованию. Переливание взятой у нее крови реципиентам привело к заражению В. henselaeв одном случае и В. claringeae— в другом. В одном из исследований сообщалось также о выделении В. claringeaeу кошки, принадлежавшей человеку с бактериемичной инфекцией В. henselae,что также может свидетельствовать о ее двойном инфицировании.

Клинические проявления

Клинические симптомы
Заболевание у человека, вызванное кошачьими царапинами, не воспроизводится у кошек в результате прививок гнойного материала, взятого из лимфатических узлов, культивированных бактерий или инфицированной крови. Грин с коллегами (Greeneetal., 1996) описывали усиление поражения в месте подкожной прививки культивированной бактерии, которое продолжалось 2-4 недели, однако при этом ни лихорадки, ни лимфаденопатии не наблюдалось. Регнери и его сотрудники {Regneryetal., 1996) отметили незначительное опухание места прививки у двух кошек, получивших бактериальный прививочный материал подкожно и внутрикожно, однако ничего подобного не отмечалось у 25 кошек, которым этот же материал вводился только подкожно. Другие исследователи отмечали лихорадку и лимфоденопатию после внутривенной или внутримышечной прививки инфицированной крови или культивированных бактерий. Однако никаких заметных клинических симптомов бартонелла-бактериемии не отмечалось. Клинические отклонения, наблюдавшиеся у экспериментально-инфицированных кошек, включали перемежающуюся лихорадку, лимфоденопатию и мимолетную, умеренную анемию. Кратковременные приступы лихорадки, продолжавшиеся от 2 до 6 дней, отмечались в течение примерно 2 недель после экспериментального заражения.

Несмотря на то, что клинические проблемы встречаются у кошек сравнительно редко, мы наблюдали мимолетный неврологический дефицит у трех кошек с бактериемией В. henselae(причем одна была инфицирована естественным, а две другие — экспериментальным путем). Эти кошки были дезориентированы, а также проявляли пониженную тактильную чувствительность и сознательную проприоцептивность. В течение двухдневной терапии они пришли в норму. Анализы спинномозговой жидкости, взятые во время этих эпизодов, не обнаружили бактерий, зато были в норме с точки зрения протеина и числа клеток. Стоит отметить, что антитела на специфический вид бартонеллы находят в спинномозговой жидкости людей, зараженных вирусом иммунодефицита, если у них уже начали прогрессировать неврологические заболевания. Офтальмоскопия одной из кошек, проведенная сразу же после выздоровления центральной нервной системы, обнаружила фокально-экваториальную катаракту, которую удалось вылечить в течение 5 недель. Катарактные поражения хрусталика время от времени наблюдались у 6 ид 8 кошек, экспериментально зараженных бартонеллой. И хотя эти кошки не принадлежали к одному помету, фактор наследственности нельзя было исключать. Увеит отсуствовал, но это можно было отнести на счет длительных перерывов между офтальмологическими исследованиями.

На клинические проявления или устойчивость инфекции бартонеллы могут повлиять стресс или случайная инфекция. У четырех здоровых животных, подвергнутых стерилизации (коты — кастрации, кошка — овариогистерэктомии), сразу же после операции началась лихорадка. Тогда у них были взяты культуры крови, в которых обнаружилась В. henselae. Однако осталось неизвестно — были ли связаны между собой временная лихорадка, стресс от хирургической операции и бактериемия В. henselae.Попытка с помощью кортикостероидов создать рецидив явной бактериемии у экспериментально инфицированных кошек с латентной инфекцией оказалась безрезультатной. Спустя 4 дня после введения единичной внутримышечной дозы метилпреднизолон ацетата (20 мг/кг) культура крови давала отрицательную реакцию на бартонеллу. Лейкограмма отражала типичную реакцию на кортикостероиды, однако и эти данные в течение 1 месяца пришли в норму.

Клинико-патологические особенности
Хотя у кошек бартонеллы прикрепляются к эритроцитам, охги не приводят к острой и опасной для жизни гемолитичной анемии, которая является отличительным признаком клинического гемобартонеллёза. Изучение серореактивных естественно-инфицированных кошек не обнаружило анемии в ряду наиболее часто встречающихся отклонений. Что касается экспериментально-инфицированных кошек, то по сравнению с контрольной группой, у них было выявлено уменьшение значения гематокрита с 10 до 36% в течение 14-21 дней со дня введения зараженной крови. Регенеративная ответная реакция была отмечена анизоцитозом, полихромазией и редкими ядерными эритроцитами. Гематокрит восстановился в течение 2-3 недель. Отклонения по гематокриту, по-видимому, не соответствовали степени бактериемии, а уровень плазменного протеина оставался в норме на протяжении всего периода исследования. Рецидив бактериемии не сопровождался возрастанием температуры тела или снижением гематокрита.

Патогенез
У кошек вызванная неизвестной причиной незлокачественная лимфоаденопатия связана с лимфоидной гиперплазией или наличием аргирофильных внутриклеточных бактерий. У некоторых экспериментально зараженных животных возникало временное увеличение лимфатических узлов. Хотя при гистологическом исследовании никаких бактерий не было обнаружено, у кошек с острой или хронической инфекцией В. henselaeили В. claringeaeнаблюдалась региональная лимфоидная и селезеночная гиперплазия. Благодаря тому, что бартонелл можно наблюдать с помощью серебряного красителя, при диагностике незлокачественной лимфоаденопатии у кошек следует обязательно учитывать наличие данных микроорганизмов.

В связи с бартонеллезом у кошек отмечалась и тканевая патология. Гистологические образцы показывают, что у животных, экспериментально зараженных В. henselaeи В. claringeae,инфекция тканей успешно излечивается. Образцы тканей, полученные у кошек с острой стадией инфекции, обнаруживают мультифокальные нейрофильные инфильтраты в печени и селезенке, мультифокальный миокард, фокальный пиогранулематозный нефрит и абсцессы печени. Посмертное вскрытие хронически инфицированных кошек обнаружило поражение печени и почек, состоящее из мультифокального лимфоцитарного холангита или перихолангита. В миокарде сердца также наблюдалось фокальное скопление лимфоцитов и клеток плазмы.

Диагноз

Мазки крови
Диагностировать бартонеллез с помощью светового микроскопа весьма трудно. Мазки периферической крови, приготовленные из образцов крови кошек с бактериемией, а также красители типа красителя Романовского не выявляют бартонеллу. Зато ее микроорганизмы можно наблюдать в мазках крови с помощью акридин-оранжевого красителя и флюоресцентного микроскопа, однако этот метод недоступен в большинстве ветеринарных клиник и у него есть ряд недостатков.

Внутрикожное тестирование, которое много лет использовалось для диагностирования оцарапанных кошками людей, оказывается неэффективным при тестировании самих кошек. Материал для данного тестирования людей готовился из жидкости, взятой у пациентов, а затем гомогенизированной, стерилизированной и разбавленной. Кошки относятся к существам с гиперчувствительной реакцией, поэтому общераспространенные макроскопические признаки заражения — например, эритемы и отвердения — зачастую являются мимолетными и не фиксируются. При обследовании 16 экспериментально инфицированных кошек лишь у двоих обнаружилась слабоположительная реакция.

Серологические исследования
Для анализа сыворотки подходят оба основных вида тестирования — иммунофлюоресцентный анализ (ИФА) и иммуносорбентный тест связывания фермента (ELISA). С точки зрения чувствительности и специфичности они аналогичны. Поскольку различие между видами бактерий определяется с помощью нескольких иммунореактивно-поверхностных антигенов, постольку многие исследователи описали перекрестные реакции различных видов бартонеллы. Хотя кинетику иммуноглобулина определить не удается, для определения инфицированности данной кошки бартонеллой оказывается полезным серологическое тестирование. Чомел и коллеги (Chomeletal., 1995) оценивали полезность ИФА для определения бактериемичности кошек. Их результаты показали, что положительные прогнозы сбываются на 46,4%, а отрицательные — на 89,7%. Изредка некоторые бактериемичные кошки не синтезируют определимых антител, однако отрицательный результат серологического тестирования на В. henselaeи В. claringeaeв самом общем виде может быть интерпретирован как отсутствие инфицирования. Интерпретировать положительные результаты заметно сложнее. Кошки могут оставаться серореактивными, но анализ культуры их крови будет отрицательным. Это может быть отнесено в счет неспособности нашего тестирования кровяных культур выделять эти привередливые микроорганизмы или в счет периодической изоляции бартонеллы в других тканях. В подобной ситуации с помощью серологического тестирования нельзя определить потенциальную заразность кошки, однако данные некоторых исследований показывают, что высокие титры зачастую сопровождаются бактериемией.

Бактериологическое культивирование
Бактериологическое культивирование крови остается самым надежным средством диагностики бартонелла-инфекции. Но поскольку во время хронической инфекции культуроположительные интервалы могут препятствовать попыткам обнаружить наличие данной бактерии, постольку взятые у кошек образцы необходимо культивировать для повторного анализа. В идеальном варианте 1,5 мл крови, стерильно полученной из места прокола яремной вены, следует поместить в разъединительную трубку, где подвергнуть обработке в течение 24 часов. Разъединительные трубки содержат полианетолсульфонат натрия (ПСН), сапонин и полипропиленгликоль, которые помогают отделить бактерию от эритроцита. Если разъединительная трубка недоступна, то кровь следует поместить в трубку, обработанную этилендиаминтетра-уксусной кислотой. Замораживание обработанной таким способом крови позволит добиться регенерации бактерии за один сеанс. Данный образец наносится полосками на агаровые пластинки и помещается в инкубатор с температурой 35 °С и 5%-ной двуокисью углерода. Как правило, увидеть колонию бактерий можно уже через 10-14 дней, но чтобы считать данную культуру отрицательной, ее следует выдерживать 60 дней, поскольку некоторые цепочки требуют значительно более длительного инкубационного периода. Бактерии бартонеллы можно регенерировать и с помощью обычных бутылочек с образцами кровяной культуры, но поскольку данные микроорганизмы производят небольшое количество двуокиси углерода, определить их рост будет непросто. Кроме того, рекомендуется слепая субкультура и акридин-оранжевый краситель содержимого бутылочки. Первичная изоляция бартонеллы может быть достигнута и благодаря использованию жидкостной среды или совместной клеточно-эндотелиальной культуры.

Члены рода бартонелла являются грам-, каталазо-, оксидазо- и уреазоотрицательными микроорганизмами. Биохимическое тестирование изолятов бартонеллы для предварительного образования ферментов и углеводной утилизации, как правило, ничем не примечательно. Бартонеллу трудно идентифицировать на видовом уровне, если не используется ПЦР и ей подобные генетические методики, однако они главным образом применяются не в ветеринарных клиниках, а в исследовательских институтах.

Выявление микроорганизма или антигена
Микроорганизмы можно увидеть в образцах тканей с помощью серебряных красителей Стейнера или Вартин-Старри. Однако эти методики не являются специфичными для определения бартонеллы, поскольку позволяют обнаруживать любую аргирофиличную бактерию. Для иммуноцитохимической идентификации бартонеллы в различных образцах можно воспользоваться поликлональными и моноклональными антителами. Для обнаружения ДНК бартонеллы в образцах крови или тканей безо всякого культивирования применяются не так давно изобретенные молекулярные технологии. Молекулярнодиагностические тесты повышенной чувствительности и специфичности могут оказаться полезными для диагностики состояния хронического носителя заболевания, однако они доступны далеко не каждому ветеринарному врачу. Для выявления инфицированных кошек можно использовать ELISA, хотя этот тест еще недостаточно совершенен.

Терапия

Антимикробная эффективность
Для оценки эффективности антимикробных препаратов в деле борьбы с бартонелла-инфекцией у кошек было проведено ограниченное количество исследований. Invitroвсе виды бартонеллы являлись восприимчивыми к большинству антимикробных препаратов, однако invivoих эффективность может оказаться явно недостаточной, даже если антибиотики способны легко проникать в клетки. Ввиду того, что бактериемия может повторяться, особенности роста данного микроорганизма весьма трудноуловимы и не все кровяные культуры одинаково чувствительны, бывает трудно оценить, до какой степени организм избавился от бактерий. В клинических или лабораторных исследованиях один-единственный отрицательный результат, полученный при анализе культуры крови, вовсе не означает, что произошла антимикробная стерилизация крови. Ограниченной эффективностью в борьбе с инфекцией бартонеллы кошек обладает энрофлоксацин (байтрил) в дозе 22,7 мг каждые 12 часов п/о, доксициклин гиклат в дозе 25 мг каждые 12 часов п/о и амоксициклин в дозе 100-200 мг каждые 12 часов п/о, когда назначается от 1 до 4 недель. Польза от продолжительного курса лечения остается под вопросом. Регнери с коллегами (Regneryetal., 1996) сообщили об отсутствии улучшения в состоянии кошек, которых лечили амоксициклином или энрофлоксацином. У них наблюдалась постоянная бактериемия, а сокращение численности колонии бактерий наступало только после приема эритромицина или тетрациклина. Чтобы более точно определить результаты лечения, необходимо проведение долговременных клинических испытаний. Эффективность лекарств может различаться в зависимости от вида бактерий, бактериальной массы, продолжительности лечения или хронического характера инфекции.

Лечение кошек антибиотиками для избавления от инфекции может оказаться полезным с точки зрения предотвращения передачи бартонеллы другим кошкам или заражения людей. Если кошки инфицированы бактериями с низкой патогенностью, но имеется возможность повторного инфицирования, то вопрос о том, стоит ли прибегать к долговременному лечению антибиотиками, следует решать с точки зрения здравого смысла. Антибиотики необходимы для уничтожения более серьезных патогенов, поэтому следует учитывать риск возникновения устойчивых к ним цепочек бартонеллы или других бактерий. Если кошка иммунодефицитна или часто контактирует с иммунодефицитными сородичами, то вполне оправдано 4-недельное лечение энрофлоксацином, доксициклином или амоксициклином. Культуры крови надо анализировать каждые 2-4 недели после окончания лечения, не говоря уже о периодическом обследовании кошек на предмет бактериемии. Вероятность повторного заражения бартонеллой можно уменьшить, если держать кошку дома, не давать ей общаться с другими сородичами и принимать соответствующие меры против клещей и блох.

Защитный иммунитет
Хотя гуморальная защита, по всей видимости, отсутствует, антитела могут в определенной степени контролировать бактериемию. В одном исследовании перед рецидивом бактериемии наблюдалось уменьшение титра антител, а возрастание этого титра, как правило, сопровождалось сокращением численности колонии бактерий. Многие исследователи оспаривают наличие защитного иммунитета, который должен вырабатываться после излечения. Грин с коллегами (Greeneetal., 1996) попытались повторно инфицировать уже не страдающих бактериемией кошек с помощью нового введения гомологичного прививочного материала, состоящего из лабораторно-культивированных В. henselae.Однако спустя 4 недели наблюдений никакой бактериемии так и не было обнаружено. Регнери с коллегами (Regneryetal., 1996) также не смогли реинфицировать кошек В. henselae,если они уже переболели этой инфекцией, зато они преуспели в деле заражения В. henselaeкошек, переболевших В. quintana. Напротив, при использовании в качестве прививочного материала крови, инфицированной В. henselaeили В. henselaeи В. clarridgiae,исследователи наблюдали бактериемию у кошки, зараженной гомологичным штаммом В. henselae,и кошки, зараженной гетерологичным штаммом В. clarridgiae.

Проблемы общественного здоровья

Программа профилактики зооноза
В свете увеличения количества людей с иммунодефицитными состояниями, приводящего к росту инфекционных заболеваний, ветеринары обязаны предупреждать владельцев животных о риске зоонозной инфекции, который влечет за собой содержание домашних животных. Было установлено, что почти 40% людей с иммунодефицитом содержат домашних животных. Впрочем, вне зависимости от того, есть ли у владельца иммунодефицитное заболевание или нет, роль домашних животных в жизни людей бывает столь велика, что для кошек, инфицированных бартонеллой, эвтаназия не рекомендуется. Зато по этому поводу можно дать несколько других рекомендаций. Во-первых, после контакта с животным необходимо мыть руки с мылом; во-вторых, воздерживаться от игр, которые могут привести к укусам или царапинам; в-третьих, ни в коем случае не следует целовать кошек или позволять им облизывать ваши раны. Онихэктомия тоже не рекомендуется. Некоторые отчеты сообщают о том, что кошки, лишенные когтей, тоже могли заражать бартонеллой. Для подобного заражения достаточно контакта с инфицированными кошками, если на поверхности кожи владельца имеются какие-то повреждения. Сообщений о заражении здоровых кошек, если они вылизывали остатки мочи кошек инфицированных, не поступало, однако в медицинской литературе высказывалось предположение, что такое инфицирование все-таки возможно. Клинические симптомы заражения людей бартонеллой включают в себя приступы лихорадки, незаживающие раны от укусов или царапин, лимфаденопатию, папулы с геморрагическим содержимым, мышечную боль или необъяснимую сонливость. Хотя в большинстве случаев у здоровых людей болезнь проходит сама собой, для людей с иммунодефицитом может оказаться полезным курс антимикробной терапии.

Профилактика и контроль

Ятрогенное заражение
Учитывая широкое распространение бессимптомной бактериемии, а также возможность заражения при укусах инфицированных клещей, вероятность ятрогенного заражения при переливании крови весьма велика. Поэтому мы рекомендуем тщательно исследовать потенциальных доноров с помощью анализа культуры крови и серологического тестирования. Не рекомендуется использовать для переливания кровь тех кошек, которые при исследовании их культур дают положительные или отрицательные результаты и при этом имеют высокий титр антител.

Устранением эктопаразитов
Поскольку В. henselae и В. clarridgiae могут передаваться от кошки к кошке (а возможно и людям) через укусы блох, то необходим устранение этих эктопаразитов. А ввиду того, что роль клещей в передаче В. henselaeи В. clarridgiae до конца не установлена, необходимо также использовать и акарицидные средства.

Вакцинация
Вакцин против В. henselae и В. clarridgiae пока еще нет в продаже, однако работы по их созданию уже ведутся.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *